Размер шрифта

  • А
  • А
  • А

Цвет сайта

  • А
  • А
  • А

Изображения

  • ВыключитьВключить

Интервал между буквами

  • Нормальный
  • Увеличенный
  • Большой

Шрифт

  • Без засечек
  • С засечками

Уполномоченный по правам человека
в Ставропольском крае

Официальный сайт

Подать заявление on-line

По всем вопросам
обращться по телефону:

8 (8652) 37-14-51

355017, г. Ставрополь,
ул. Ленина 221

Аппарат
работает с

2002года

Рассмотренно
заявлений

10 000

Оказана
помощь

8 341человеку

Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае
Лисинский Николай Павлович

 

АВТОБИОГРАФИЯ

Лисинский Николай Павлович, 19.06.1955 г.р, родился в д. Филоново Городецкого района Горьковской области.

Образование высшее. Окончил: в 1974 г. - энергетический техникум по специальности «техник-механик», в 1979 г. - высшее пограничное военнополитическое училище КГБ СССР им. К.Е. Ворошилова по специальности «офицер с высшим военно-политическим образованием», в 1991 г. - военно-политическую академию им. В.И. Ленина по специальности «преподаватель истории», в 1996 г. - военную академию Генерального штаба России по специальности «командно-штабная, оперативно-стратегическая», в 2012 г. - пограничную академию ФСБ России по специальности «управление оперативной деятельности пограничных органов».

В 1979-1994 проходил военную службу в Закавказском ПО КГБ СССР на должностях заместителя начальника заставы, заместителя коменданта по политчасти, секретаря партийной комиссии, заместителя начальника пограничного отряда-начальника военно-политического отдела, начальника пограничного отряда, заместителя начальника штаба пограничного округа. В 1996-1998гг. проходил военную службу в Кавказском особом пограничном округе ФПС России в должностях заместителя начальника штаба, начальника штаба - первого заместителя командующего. В 1998-2000 гг. работал в Краснознаменном Северо-Кавказском региональном управлении ФПС России начальником штаба-первым заместителем начальника управления, в 2000- 2003 гг. - в Северо-Восточном региональном управлении ФПС России начальником управления, с 2003 г. по 2004 г. - в Северо-Кавказском региональном управлении ФПС начальником управления, с 2004 г. по 2010 г. - в Региональном пограничном управлении ФСБ России по Южному федеральному округу начальником управления, с 2010 г. по 2014 г. - в Южном региональном пограничном управлении начальником управления, с 2014 г. по 2016 г. - заместителем Полномочного представителя Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе, с 2016 г. по 2019 г. - вице- президентом АО «Концерн «Энергомера».

Награжден: Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени; Орден «За военные заслуги»; Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; Медаль «За отличие в охране государственной границы и других более 20 государственных, ведомственных и субъектов РФ - медалей».

Женат. Имею пятерых детей: дочь 1977 г.р.; сын 1980 г.р; дочь 2005 г.р.; дочь 2007 г.р.; дочь 2007 г.р.

В апреле 2019 года постановлением Думы Ставропольского края назначен на должность Уполномоченного по правам человека в регионе.

Привык всегда быть на переднем крае

«Вот один из моих любимых снимков: утро на погранзаставе, - говорит Николай Лисинский, показывая на фото в рабочем кабинете. – Вон там пограничная вышка. Тишина. Покой. Мир. А на этом – лебединая стая. Как в песне поется: только лебеди пролетают, подставляя закату крыло… Такой, надежно защищенной, спокойной и должна быть граница».

Здесь есть и другие фотографии: вот Николай Павлович на встрече ветеранов с руководством пограничной службы в мае 2019 года, а вот в 2008 году он показывает обустройство пограничных территорий Президенту России Владимиру Путину.

– Волновались, наверное? – спрашиваю.

– С Владимиром Владимировичем мы встречались неоднократно, он границам уделял и уделяет большое внимание как одной из основополагающих общей системы безопасности страны, – слышу в ответ. – Конечно, волнение всегда было, но только первые несколько минут. Стоило начаться разговору, оно уходило.

И вспоминает мой собеседник, как на одной из рабочих встреч ему было поручено докладывать Президенту России лично. «Я знаю, что Вы подготовили доклад, Николай Павлович, – сказал Путин. – Но давайте просто побеседуем: вопрос – ответ». Общаться оказалось легко, тем более что предмет обсуждения Николай Лисинский знал безупречно: погранслужба – его призвание и любимое дело.

– Николай Павлович, у Вас в роду, наверное, были военные?

– О военной карьере я не мечтал и предпосылок к ней никаких, если судить по родственникам, не было. Обычный мальчишка из деревни Филоново Городецкого района Горьковской (сейчас Нижегородской) области. Отец – шофер, мама – на все руки мастерица: и дояркой, и заведующей фермой была, троих сыновей воспитала и на ноги поставила. Папа тяжело болел и рано умер, я тогда был в пятом классе, так что на долю матери выпало немало тягот. И я рано начал задумываться о том, как жить дальше, матери помогать. После восьмилетки поступил в энергетический техникум и получил специальность «техник-механик». А потом был призван на срочную службу, как положено, отдавать долг Родине.

Безграничная любовь к границе

– С этого, видимо, и начался путь службы длиной в 42 года?

– Уходя в армию, думал: два года отслужу и поеду в город Северодвинск, на знаменитый «Севмаш» устроюсь. Туда многие родственники по материнской линии переехали, работать стали. Вот и я собирался. Но судьба распорядилась иначе. В армию был призван 19-летним. Прекрасно помню день – 7 мая 1974 года, определен в пограничные войска КГБ при Совете министров СССР.

Я прибыл в Ребельский погранотряд (Карелия) в межокружную Школу сержантского состава. По ее окончании в звании сержанта был направлен на пограничную комендатуру Мотка Суо-ярвского погранотряда на финскую границу на должность инструктора по комсомольской работе.

– Тогда, наверное, и полюбили границу безгранично?

– Скажем так, начал проникаться чувствами к ней. В то время попал под доброе влияние выпускника Высшего пограничного военно-политического краснознаменного училища КГБ СССР имени Климента Ворошилова (теперь Голицынского пограничного института ФСБ РФ) и впоследствии генерала Юрия Самсонкина. Пока разговаривали с ним о жизни и ее значении, я все больше проникался духом и идеями пограничной службы, и когда в часть пришла телеграмма провести отбор кандидатов на поступление в высшее пограничное училище, решил попробовать. И получилось. Я поступил. Отучился четыре года, и проблем с учебой у меня никогда не было. Много занимался спортом и общественной работой.

По окончании училища в 1979 году я был направлен в Закавказье, где и проходил до 1993 года военную службу в Закавказском пограничном округе. За это время прошел путь от заместителя начальника заставы до заместителя начальника штаба пограничного округа.

– И пережили стремительную смену эпох, лихие 90-е с конфликтами и войнами. Страну лихорадило. Наверное, в те годы было особенно непросто?

– Случалось всякое, но сил, собранности, дисциплины, ответственности тем, кто служил и служит на границе, не занимать. Мы в то непростое время служили стране и своему народу, стояли на защите рубежей Родины, и никаких других вариантов для себя не предусматривали.

Конечно, мне порой случалось слышать и мнения о том, что я без каких-то передряг и неурядиц отслужил, гладко и спокойно. Однако кто помнит, как непросто дались такие, к примеру, напряженные моменты того периода, когда в эпоху развала в уже постсоветском пространстве ломалась граница на Азербайджанском направлении, были в разгаре разрушительные действия Народного фронта Азербайджана под руководством Эльчибея, смутные времена в Грузии в период правления Звиада Гамсахурдиа. Да столько пришлось увидеть и пережить, просто далеко не обо всем хочу и могу говорить. Все это в полной мере коснулось и нас, пограничников, в том числе и выход на новые рубежи в связи с развалом Советского Союза.

– При этом Вы много внимания уделяли образованию. Зачем офицеру с высшим военно-политическим образованием учиться дальше?

– Такова система, кадровая политика. Образование – это всегда развитие. Это расширение кругозора, обретение полифоничности и вариативности мышления, что руководителю обязательно. Поэтому я не ограничился училищем, и в 1991 году окончил Военно-политическую академию имени В.И. Ленина по специальности «преподаватель истории», а пять лет спустя – Военную академию Генерального штаба России по специальности «командно-штабная, оперативно-стратегическая».

– В общем, у Вас все в соответствии с поговоркой: век живи, век учись. А если к этому добавить географию передвижений в конце 90-х начале 2000-х по стране, голова закружится...

– Страна у нас большая, границы протяженные, и отношение к их защите должно быть самым серьезным. Другому быть не дано. Не исключение и тот период, о котором говорим.

В 1993 году при передислокации с выводом пограничного округа на российские рубежи я принял руководство Нальчикским пограничным отрядом. А в 1994 году был направлен для обучения в Академию Генерального Штаба РФ, и спустя два года вновь вернулся в свой родной округ – Северо-Кавказское региональное пограничное управление, где служил до октября 2000 года на должностях заместителя начальника штаба, начальника штаба – первого заместителя командующего.

Очень сложным был период тогда: налицо необустроенность государственной границы, плохое материально-техническое обеспечение, недостаточная укомплектованность и особенно – разгул терроризма на территории Северного Кавказа. Яркий эпизод того времени – проведение Аргунской операции по закрытию государственной границы с Грузией на территории Чеченской Республики в декабре 1999 – феврале 2000 года.

– А в 2000 году Вы сменили южные форпосты на северо-восточные, стали начальником Северо-Восточного регионального управления ФПС России?

– Камчатка, Корякия, Северные Курилы, Чукотка. Магаданская область, часть Хабаровского края – в общей сложности 18 тысяч без двух километров по береговой линии. Такие просторы, что только самолетом можно долететь. Это было особенное, очень плодотворное и насыщенное время, когда у меня был самостоятельный участок работы и как никогда необходимо было принимать самому решения, нести за них ответственность. В этот период кроме основной задачи пограничников – охраны государственной границы – Указом Президента РФ от 1997 года на нас была возложена дополнительная функция охраны морских биологических ресурсов. Это было очень своевременно в эпоху варварского расхищения природных богатств России. Кстати, этот вопрос не могли решить никакие другие структуры кроме нашего ведомства. И получилось.

Спустя три года я вернулся на Северный Кавказ и возглавил Северо-Кавказское региональное управление.

– Чем особо запомнился тот период службы?

– Тогда менялась и реформировалась страна, а вместе с нею происходила трансформация погранслужбы как специальной службы в общую систему ФСБ России.

Совершенствовались формы и методы охраны границы, изменились подходы к комплектованию личного состава: тогда мы полностью ушли от срочников, перешли на профессионалов. Активно стали поступать новые технические средства охраны границы, вооружение. Вместе с тем шло обустройство государственной границы, выполнение Президентской программы по созданию пояса безопасности от Черного до Каспийского моря. Было построено более 120 объектов пограничной инфраструктуры – застав, комендатур, управлений. Созданы комфортные условия для жизни и службы всех категорий военнослужащих, значительно повысилось денежное довольствие. Проведена большая работа по подготовке и обеспечению безопасности Зимних Олимпийских игр 2014 года в городе Сочи.

– Николай Павлович, а романтика в пограничной службе: тишина, красота природы, пенье птиц – это миф, или нечто действительно существующее?

– Это все присутствует. Но главное, как говорил Юрий Владимирович Андропов, пограничник – это не просто военнослужащий, это политический представитель своего народа на порученном участке. Так что поэтизировать здесь можно, но надо помнить, прежде всего: одно неверное решение пограничника может привести к тяжелым последствиям.

Если в ретроспективе просмотреть всю историю пограничной службы России – от ее создания и становления до дня сегодняшнего – пограничники никогда не служили на задворках империи. Мы были всегда на переднем крае, и я эту позицию в свое время взял за основу, так служил те 42 года, о которых шла речь. А в 2014 году службу завершил.

Искренность и честность незаменимы

– Однако на заслуженный отдых не ушли, активно применяли свой обширный опыт в полпредстве СКФО?

– Два года, по 2016 включительно, был заместителем Полномочного представителя Президента России в Северо-Кавказском федеральном округе, потом работал вице-президентом АО «Концерн «Энергомера», но понимал, что на этом потенциал и силы далеко не исчерпаны. Знаю для себя наверняка: дома сидеть – не мой удел: не чувствую себя ветераном, пенсионером, надо жить с отдачей, не только для себя. Конечно, можно было чем-то номинально заниматься, но слово «покой» мне чуждо. Человек должен проявлять свою активную позицию, застоя быть не должно.

– В этом отношении институт Уполномоченного по правам человека – Ваше?

– За короткий промежуток времени в должности уже успел сориентироваться в сути этой деятельности, понимаю цели и задачи, которые стоят перед Уполномоченным, и глубоко разделяю его миссию – помогать людям, защищать их права и свободы.

– Принимаете на вооружение ту масштабную базу, которую заложил Ваш предшественник – Алексей Иванович Селюков?

– Несомненно. Алексей Иванович стоял у истоков образования института Уполномоченного в Ставропольском крае, был его основателем, первопроходцем.

На посту Уполномоченного он смог не только применить все свои знания и многолетний опыт, в том числе, прокурорской работы, но и лучшие качества характера – дипломатичность, внимательность, большое желание помочь человеку, если у него есть неоспоримые законные основания для этого, если он несправедливо осужден, ущемлен в правах. Он показал пример продуктивного и деятельного, а не формального реагирования на обращения и совершенствовал выработанные подходы, с нуля создал аппарат, основной костяк которого теперь работает со мной.

Институт Уполномоченного на Ставрополье был создан в 2002 году – одним из первых в стране. За эти годы под руководством Алексея Ивановича он укрепил свой авторитет, сохранив позицию объективности и принципиальности, верности основным постулатам и целям правовой защиты человека.

Мне досталось хорошее наследие, за что я благодарен моему предшественнику. Мы бережно относимся к памяти об Алексее Ивановиче: есть уголок у нас в помещении, посвященный его жизни и деятельности. И теперь главное, опираясь на заложенную им крепкую основу, развивать это направление дальше.

– Николай Павлович, при утверждении на должность Вашу кандидатуру поддержали все парламентские фракции краевой Думы. У Вас три высших образования, но при этом нет юридического. Не мешает ли это в работе омбудсмена?

– Вообще-то во всех вузах, где я учился, юриспруденция преподавалась. Кроме того, в моем случае вышло так: этап за этапом на службе, независимо от того, какую должность занимал, я постоянно работал в данном направлении, в том числе – по жалобам и обращениям граждан. И в полпредстве, в приемной Президента России приемы граждан мы проводили регулярно, все проблемы нашего огнедышащего Кавказа, знали и решали их именно с позиции закона. Эта школа и дала мне опыт, который применяю сейчас.

– Деятельность Уполномоченного по правам человека является дополнительным средством государственной защиты прав и свобод человека – гласит закон. Как это понимать?

– Она не отменяет и не подменяет собой компетенцию государственных органов, не действует вместо суда, прокуратуры, следственных органов.

Уполномоченный не может отменить принятые ими решения. Но он может дать гражданину свое заключение, в котором разъясняет предусмотренные законом правовые способы, которые тот может использовать для обжалования принятых в отношении него решений в вышестоящем суде или вышестоящем государственном органе.

– Чему более всего уделяете внимания в работе?

– Конечно, обращениям граждан. И хотя по сравнению с предыдущими годами, в последние периоды наблюдается снижение числа таких обращений, с начала этого года в адрес Уполномоченного поступило более 450 письменных обращений, при этом аппаратом на личном приеме принято свыше 1000 человек.

– Это весомая цифра…

– Да, и за каждым обращением стоит конкретная ситуация, в которой необходимо разобраться. Так что работы много.

– Вы сказали, количество обращений снизилось. Почему?

– Эта тенденция характерна не только для нашего края, но практически для всех регионов России и сложилась, думаю, в результате предпринимаемых государством, в том числе, руководством Ставрополья, мер по укреплению государственной дисциплины и персональной ответственности за порученный участок работы, более целенаправленного решения социально-экономических задач.

– Если разобраться в тематике обращений, на что чаще всего жалуются ставропольчане?

– Если, пользуясь современным языком, назвать топ-3 наиболее распространенных тем для обращений, в него, в первую очередь, войдут жалобы на нарушение прав человека в сфере уголовного судопроизводства, потом – на нарушение жилищных прав граждан и, наконец, сообщения о нарушении социальных прав.

– Люди обращаются к Вам как в последнюю инстанцию, если не смогли добиться справедливого в их понимании разрешения своего вопроса у представителей властных структур?

– Зачастую именно так. Поднимается много самых разных вопросов – от незаконных и необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, волокиты при расследовании преступлений и прочего до несправедливости в оплате за жилищно-коммунальных услуг, нарушения права на безопасные и благоприятные условия проживания, неправильного начисления размеров пенсий и пособий, нарушения трудовых прав и многого другого. Если провести спектральный анализ обращений, можно книгу писать – вся жизнь, как на ладони.

– Но Вы и пишете. По итогам деятельности Уполномоченного в 2018 году вышел доклад с подробным описанием всей проделанной работы.

– Это неотменимая и законодательно закрепленная составляющая моей работы.

– А есть ли обращения, связанные с жалобами на решения судов?

– Их немного в соотношении с общим числом, но есть. Так, в 2017 году их было 160, а год спустя – 83. В текущем году пока около 30.

– И здесь тенденция к снижению количества налицо.

– Это так. И вообще, утверждение о том, что, дескать, в судах правды нет и выигрывает тот, кто более влиятелен, ошибочны. Очевидно, что при рассмотрении споров, например, в гражданском судопроизводстве, где представлены, как правило, две стороны, одна из них всегда будет недовольной. Абсолютное большинство судей, и это мое глубокое убеждение, – честные и принципиальные люди, достойные своей профессии. Ну а если есть нарушения, то они сегодня, как показывает практика, дают основания не только для моей работы, но в первую очередь – для острого реагирования со стороны судейского сообщества.

Со своей стороны хочу пожелать, чтобы суды более принципиально подходили к любым нарушениям, допускаемым органами предварительного расследования: исключали любые доказательства, когда они добыты с нарушением процессуального законодательства, очень осторожно относились к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу лиц, впервые привлекаемых к уголовной ответственности, особенно в отношении женщин, имеющих на иждивении несовершеннолетних детей, а по экономическим преступлениям во главе должен быть вопрос о возмещении ущерба, причиненного личности или государству.

– Мы говорили о том, что к Вам обращаются, зачастую, как в последнюю инстанцию.

– Это так в понимании людей, которые не находят поддержки или, увы, не слышат ответа на вопрос, который волнует. Но хочу при этом добавить, что хотя институт Уполномоченного – не панацея от всех бед, его ценность в том, что он независим, доступен людям, не связан с судебной и правоохранительной системами ведомственными и корпоративными интересами.

– Благодарность в Ваш адрес звучит?

– Нередко. Причем, и устно, и письменно. Для последних, кстати, у нас заведена «Книга добрых дел». Приятно, что есть ощутимый результат работы, что деятельность омбудсмена – реальный эффективный рычаг в налаживании жизни общества.

– Доступность уполномоченного в этом случае, наверное, играет большую роль?

– Безусловно, и в этом отношении и я, и все сотрудники аппарата всегда доступны: по телефону, на личном приеме.

– А если человек живет в отдаленном районе, для того, чтобы обратиться к Вам, ему необходимо приехать в краевой центр, записаться на прием… Согласитесь, это требует не только временных, но и материальных трат. Есть ли вариант обращения удаленным доступом?

– Заострю внимание на том, что согласно статье 19 Закона Ставропольского края «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае», могут быть созданы представительства Уполномоченного в городах и районах Ставропольского края на общественных началах.

Такие представители были ранее назначены Уполномоченным, однако в настоящее время их полномочия прекращены. Сейчас мы проводим их переаттестацию, исходя из анализа их деятельности, с учетом целесообразного количества, а также требований действующего законодательства, так что вскоре к таким представителям на местах можно будет обращаться. Они будут обеспечивать связь между Уполномоченным и жителями нашего края.

Кстати, на запланированной встрече с Губернатором края я обязательно подниму вопрос об открытии сектора Уполномоченного на Кавминводах, где живет более трети населения нашего края.

– Еще Алексеем Ивановичем Селюковым было подписано соглашение о взаимодействии со Ставропольским региональным отделением Ассоциации юристов России. Многое сделано в этом направлении. Изменится ли эта работа сейчас?

– Я изучил и соглашение, и ту деятельность, которая объединяла наши институты.

Могу с уверенностью сказать, что мы будем продолжать взаимодействие и в таком важном направлении, как оказание бесплатной юридической помощи, участвуя, в том числе, в акции «День бесплатной юридической помощи». Кроме того, будем вести совместные приемы граждан, что поможет сократить путь от Уполномоченного к профессионалам права различных специализаций и ведомств и многое другое.

Вижу ту объемную работу, которую региональное отделение ведет уже более двенадцати лет по разным направлениям, и очень уважаю человека, который возглавляет юридическое сообщество. Николай Иванович Кашурин – известный юрист, руководит тремя краевыми институтами гражданского обществ. Он не понаслышке знает жизнь, много делает для защиты прав и интересов граждан, целенаправленно отстаивает позицию сохранения региона Кавминвод, объединив экспертов и специалистов этой сферы, активных граждан и неотступно продвигая в жизнь важность концептуального государственного подхода к вопросу рачительного и бережного использования уникальных ресурсов КМВ.

В отношении нашего сотрудничества также могу сказать, что обязательно подпишем соглашение в новой редакции, добавив к нашей деятельности работу в сфере правового просвещения и другую. Вот так, с учетом тенденций и велений времени, продолжим сообща двигаться дальше.

– Николай Павлович, какие черты характера считаете для себя определяющими?

– Прежде всего – стремление добиваться поставленной цели. А еще – искренность и честность. Именно эти качества незаменимы в работе с людьми, тем более, когда ко мне обращаются люди преклонного возраста, те, кто обижен, обездолен. С ними, в первую очередь, веду себя предельно открыто и честно: заигрывать или обманывать нельзя, как и беспочвенно обнадеживать. Что в рамках полномочий, все сделаю.

– У Вас пятеро детей, сын избрал для себя военную карьеру, пошел по стопам отца, уже подполковник. Чему учили и учите детей, что считаете главным в жизни?

– Важно, когда тебя понимают и когда ты открыт для понимания окружающих, готов их услышать, откликнуться. Неравнодушие к тому, что происходит, важно. Тогда ты живешь с пользой, совершаешь поступки, за которые, как бы ни менялись времена, тебя будут уважать люди.

И, конечно, важно, когда рядом есть близкие и родные люди, твоя семья. Важно, когда есть друзья – надежные, искренние, которые тебя понимают, уважают, ценят.

Человечество постоянно находится в поисках смысла жизни, размышляет, зачем и во имя чего она дана. Я уверен, что смысл жизни в самой жизни, когда ты находишь радость в простых вещах, когда видишь, как растут и становятся на ноги твои дети, когда есть работа по душе. Вот, когда живешь не зря и чувствуешь удовольствие, счастье. Если с этой позиции подойти к моей жизни, все так, и я счастлив.

Елена Гончарова
Фото автора и из личного архива Николая Лисинского


1
2
3
4
5
6

 

Запись на прием

Ваше имя
Ваш телефон

Нажимая на кнопку, вы даете согласие
на обработку персональных данных в рамках пользовательского соглашения

Вверх

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, которые обеспечивают правильную работу сайта.