-->
Новости
Сотрудники Аппарата Уполномоченного по правам человека
Доклады Уполномоченного по правам человека
Публикации и статью Уполномоченного по правам человека
Архив  статей и публикаций Уполномоченного по правам человека
Координаты аппарата Уполномоченного по правам человека
Карта сайта

года: Дата последнего обновления сайта.


Представительства Уполномоченного в Савропольском крае

Контакты

Наш адрес:

355029,Ставрополь,ул. Семашко,14/1

Наши телефоны:

т\ф(88652)37-14-51      (88652)37-14-53
     (88652)37-14-55

E-mail:

ombuds_stavrop@list.ru
(Просим при отправке письма, указывать свои данные: ФИО, Адрес, Телефон.
Письма без этих сведений не рассматриваются)


Часы приема:

с 08.30 до 17.00
(по рабочим дням)

Перерыв:

13.00-13.30


Порядок обращения
к Уполномоченному
по правам человека
в Ставропольском крае



ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ
Глава № II:
Обеспечение защиты прав и свобод человека в крае в 2006 году.

   1. Соблюдение права жителей края на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, а также на неприкосновенность частной жизни и сохранение её тайны Конституция Российской Федерации провозгласила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Она обязала государство признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

   Однако поступившие в 2006 году многочисленные обращения в адрес Уполномоченного по правам человека в крае в очередной раз подтвердили, что степень развития демократического государства обусловливается не только признанием властью прав и свобод человека, но, что особенно важно, наличием эффективного и действенного государственного механизма, осуществляющего их реализацию и защиту.

   Наиболее реальным показателем эффективности деятельности государственного механизма защиты прав и свобод человека является борьба с преступностью.

   В этой связи хотелось бы отметить, что наметившаяся в 2006 году тенденция некоторого снижения количества зарегистрированных преступлений не должна вводить в заблуждение правоохранительные органы и население края, поскольку даже одно преступное деяние способно причинить невосполнимые утраты и привести к невозможности восстановления нарушенных прав и свобод человека.

   Зарегистрированные в истекшем году более 45 тысяч преступлений свидетельствуют о массовом нарушении личных и имущественных прав жителей края. Так как каждое третье преступление осталось нераскрытым, то вопрос восстановления нарушенных прав для тысяч наших земляков остается весьма проблематичным.

   В общей структуре преступности увеличились противоправные деяния, непосредственно влияющие на безопасность граждан, такие как умышленные убийства, мошенничество, кражи автомобилей, дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом, уголовно наказуемые наркомания, незаконный оборот оружия и алкогольной продукции.

   Преступность в общественных местах и на улицах на протяжении нескольких лет сохраняет устойчивую тенденцию к росту. В 2006 году число преступлений, совершенных в общественных местах, увеличилось еще на 11,7 %, на улицах – на 6,5%.

   Особенно тревожным является тот факт, что рост преступности в общественных местах происходит на фоне резкого ослабления борьбы с хулиганством. Если в 2005 году было выявлено 375 случаев хулиганских проявлений (на 25% меньше, чем в 2004 году), то в 2006 году их зарегистрировано 256, то есть еще на 32% меньше. При этом каждое второе совершенное хулиганство осталось в истекшем году нераскрытым.

   Таким образом, в крае сохраняется общественная потребность и общественное ожидание от государства, в первую очередь в лице его правоохранительных органов, в коренном усилении борьбы с преступностью, как самым острым и очевидным нарушением прав человека.

   Прирожденным, естественным правом каждого человека, является право на жизнь - основное, самое главное право, без которого все остальные права не имеют смысла. Оно признается и гарантируется статьей 20 Конституции России, важнейшими международными правовыми документами.

   Право на жизнь обеспечивается комплексом правовых средств, закрепленных в Конституции и в отраслевом законодательстве.

   Во-первых, это конституционные гарантии, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, государственную поддержку малообеспеченных граждан и иные гарантии социальной жизни: право не подвергаться пыткам, другому жестокому обращению или наказанию; право частной собственности; право на труд в условиях безопасности и вознаграждение не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда; право на отдых; право на социальное обеспечение; право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на благоприятную окружающую среду и т.д. Эти гарантии получают свою конкретизацию и развитие в законодательных и иных правовых актах, а также организационные, финансовые и другие условия их реализации.

   Во-вторых, это правовые нормы, определяющие границы применения опасных для жизни и здоровья людей препаратов, орудий, механизмов, физической силы. Речь идет, в частности, о таких законах и иных нормативных правовых актах, как УК, УПК, КоАП, Закон о милиции, Закон об оружии, Закон об оперативно-розыскной деятельности, Закон о безопасности дорожного движения и др.

   К третьей группе относятся меры ответственности, установленные за действия, причиняющие вред жизни и здоровью человека или создающие опасность причинения такого вреда. Наибольшее число таких мер закреплено в УК.

   Обеспечение права на жизнь означает, в первую очередь, запрет на убийство, предупреждение дорожно-транспортных происшествий, пожаров, техногенных катастроф и др.

   Анализ поступивших в истекшем году в адрес Уполномоченного по правам человека обращений граждан, а также сведений о состоянии борьбы с правонарушениями свидетельствует, что предпринятые усилия оказались явно недостаточными.

   Прискорбно, но несмотря на принимаемые меры, в 2006 году от преступных посягательств в крае погибло более 660 человек. В дорожно-транспортных происшествиях, кроме этого, мы потеряли еще 527 человек, более 170 человек - при пожарах. Высоким остается уровень производственного травматизма со смертельным исходом на предприятиях края.

   Реализация права на жизнь требует от органов государственной и муниципальной власти принятия адекватных мер реагирования на угрозы возникновения эпидемий, войн, террористических актов, техногенных катастроф.

   Принятые всеми ветвями власти в данном направлении меры не позволили допустить в 2006 году на территории края этих страшных по своей сути явлений.

   Мощным рычагом защиты права человека на жизнь является реализация в крае национальных проектов «Здоровье», «Доступное жилье», «Образование», «Развитие АПК», обеспечение других социальных прав, таких, например, как право на благоприятную окружающую среду, право на помощь государства в случае нетрудоспособности и др.

   Представляется, что реальное их воплощение позволит улучшить качество жизни граждан, обеспечит им достойное существование.

   Закрепленное в статье 21 Конституции Российской Федерации право на достоинство личности означает право на её уважение, которое также предполагает, что никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению и наказанию.

   Важная роль в обеспечении права на достоинство личности отводится правоохранительным структурам, в том числе органам внутренних дел, сотрудники которых, согласно ст. 5 Закона «О милиции», призваны защищать права и свободы человека, обеспечивать личную безопасность граждан России. Достижение указанной цели возможно только благодаря законной и правомерной деятельности таких органов.

   Тем не менее, проблема нарушения прав и свобод человека и гражданина именно сотрудниками правоохранительных органов, действующих порой вопреки поставленным перед ними задачам, не утратила своей актуальности.

   Применяемые правоохранительными органами в работе средства и методы не всегда адекватны необходимым потребностям защиты прав человека, а в ряде случаев не только не соответствуют установленным правовым нормам, но и грубо нарушают существующие предписания.

   Согласно результатам социологического исследования, проведенного в ноябре 2006 года Аналитическим центром Юрия Левады, 71 процент жителей России считают, что могут пострадать от незаконных действий милиции, суда или прокуратуры лично или кто-либо из их близких. 80 процентов россиян чувствуют себя незащищенными от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов.

   Выполняя указания вышестоящего руководства о раскрытии преступлений, отдельные сотрудники милиции достигают нужного им результата путем выбивания, в прямом смысле слова, признательных показаний и, так называемых, явок с повинной, о чем неоднократно сообщалось в СМИ. Подтверждают это и поступающие к Уполномоченному жалобы.

   В 2006 году количество таких обращений увеличилось на 31% и составило 55, из них было удовлетворено 39, по 16 заявителям разъяснены средства, которые они вправе использовать для защиты своих прав и свобод.

   Данные обращения свидетельствуют о том, что неправомерное применение физической силы, открытое издевательство над гражданами со стороны сотрудников милиции носит довольно распространенный характер.

   На первый взгляд, приведенные цифры могут показаться не столь впечатляющими, но если каждый такой сигнал рассматривать с позиций конкретного человека, оказавшегося в бесправном положении перед силовым давлением «скорого на руку» оперативного работника, то оценка будет адекватной.

   Согласно обращений Гусейнова Р.Ю., 29 апреля 2006 года он был задержан по подозрению в совершении преступления и доставлен в ОВД Предгорного района. На следующий день, в целях получения от него признательных показаний, был жестоко избит двумя сотрудниками милиции, которые издевались над ним в течение длительного времени. 1 мая 2006 года его вновь подвергли пыткам и истязаниям трое милиционеров.

   В результате избиения ему был причинен перелом нижней челюсти, многочисленные ссадины и кровоподтеки. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Гусейнову Р.Ю. причинен вред здоровью средней тяжести.

   2 мая 2006 года, в присутствии адвоката он написал жалобу прокурору Предгорного района. В тот же день в прокуратуру района поступило заявление от Шкаровской С.Е., которая была очевидцем его избиения работниками милиции.

   Несмотря на очевидность произошедшего, по данному факту 4 раза выносилось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОВД в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. Принятое решение прокурором Предгорного района признано законным и обоснованным.

   До настоящего времени виновные в применении недозволенных методов расследования в отношении Гусейнова Р.Ю. не привлечены к ответственности, а сам он так и не осужден за преступление, которое ему инкриминировано.

   Поступающие в адрес Уполномоченного жалобы на применение насилия к гражданам, как правило, направляются в прокуратуру для проверки и принятия решения в соответствии с порядком, установленным УПК РФ.

   Из полученных из органов прокуратуры ответов на обращения Бондаренко Н.В., Бугаева А.С, Боташева Б.Х., Ванюкова М.Г., Долгополова СИ., Журавского А.И., Коваленко CO., Крюковского А.А., Кучеренко В.Г., Ракштейна М.Н., Четырина И.Г., Шаиповой З.М., Шапочкина В.И. и других следует, что изложенные в жалобах факты о применении к ним пыток, физического и психологического насилия не подтвердились, в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов отказано в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

   Между тем, как показывает анализ представленных заявителями Уполномоченному копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, проверки по фактам рукоприкладства проводятся формально, поверхностно. В их ходе не выясняются обстоятельства, имеющие существенное значение для принятия законного решения, не принимаются меры к устранению противоречий в показаниях сторон конфликта, принятое решение не мотивируется.

   В результате таких «проверок» вольно или невольно создается замкнутый круг, когда по жалобе пострадавшего судом или прокурором постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменяется как незаконное и необоснованное с направлением материалов для дополнительной проверки, а после её проведения вновь принимается незаконное и необоснованное решение, поскольку оно опять отменяется по тем же основаниям.

   Примером этому являются многочисленные обращения к Уполномоченному осужденного Денисенко О.В., в которых он указывал, что 22 августа 2005 года он был задержан сотрудниками милиции ЛОВД на станции Невинномысская и доставлен в дежурную часть ЛОВД. Там к нему оперативными сотрудниками применялись пытки и другие недозволенные методы расследования с целью получения признательных показаний в совершении преступления.

   Из жалоб Денисенко О.В. и представленных им копий документов установлено, что по его заявлению на незаконные действия работников милиции 5 раз (13 октября 2005г., 27 января 2006г., 04 мая 2006г., 05 июня 2006г., 27 июля 2006г.) выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ЛОВД на станции Невинномысская в связи с отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ч.З ст. 286 УК РФ. При этом копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ему не направлялись, тем самым было нарушено право на доступ к правосудию.

   После обращения Уполномоченного к Ставропольскому транспортному прокурору С.Н. Степанову, копии процессуальных документов были направлены заявителю с разъяснением порядка их обжалования.

   Однако нет гарантий того, что и последнее, по дате вынесения, постановление не будет отменено судом или прокурором с направлением материалов для дополнительной проверки. Тогда все опять пойдет по кругу.

   Кроме направления жалоб и заявлений граждан прокурору, согласно действующему законодательству, Уполномоченный может разъяснить заявителю способы и механизмы защиты нарушенных прав и свобод.

   Такие разъяснения были даны по обращениям Абраменко В.Л., Белецкого Н.Н., Буканова В.Н., Визнюка В.Г., Гризенко В.Д., Гусевых, Емцева A.M., Завгороднего А.В., Исрафилова М.К., адвоката Кирсановой О.В. в защиту подсудимого Лавреньева В.И., Кондрашева Д.А., Лысенко СП., Меркулова М.И., Минко И.В., Пашина А.С. и других граждан.

   В ряде случаев, по результатам изучения копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам применения сотрудниками правоохранительных органов насилия, заявителям излагается позиция Уполномоченного относительно законности и обоснованности принятого решения, разъясняется порядок его обжалования с использованием при этом мнения Уполномоченного.

   По постановлению судьи Новоалександровского районного суда в феврале 2006 года прокуратурой того же района проводилась проверка по ходатайству подсудимого Батищева P.O. о применении к нему сотрудниками РОВД Новоалександровского района физического насилия и психологического воздействия с целью получения признательных показаний и явки с повинной.

   По результатам проверки было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работников милиции в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

   Данное решение, в числе других доказательств, было положено судом в основу обвинительного приговора Батищеву P.O.

   Он обратился к Уполномоченному с жалобой, в которой выразил свое несогласие с приговором суда и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

   После изучения представленных заявителем документов, ему был разъяснен порядок обжалования приговора суда и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с приведением доводов Уполномоченного о незаконности и необоснованности указанного постановления.

   Используя аргументацию Уполномоченного, Батищев P.O. подал жалобу прокурору Новоалександровского района, который отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как незаконное и необоснованное с направлением материалов для дополнительной проверки.

   При поступлении от Батищева P.O. дополнительных материалов будут приняты иные необходимые меры по защите прав и свобод человека.

   Конституция Российской Федерации гарантирует каждому человеку право на свободу и личную неприкосновенность. Личная неприкосновенность — это составляющая часть свободы человека, её минимум.

   Наиболее опасным преступлением против свободы, чести и достоинства личности является похищение человека.

   К Уполномоченному обратились родственники похищенного Душенбиева И.И., которые указали, что 10 августа 2006 года, в дневное время, он был насильно увезен с территории кошары в Нефтекумском районе приехавшими на легковой автомашине неизвестными лицами.

   В результате неоднократных обращения родственников в правоохранительные органы, прокуратуру и к Уполномоченному по правам человека, по данному факту было возбуждено уголовное дело по статье Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за похищение человека группой лиц.

   Согласно Конституции РФ, ограничение свободы и неприкосновенности личности допускается только по судебному решению. При этом сроки задержания, ареста, содержания под стражей, порядок их продления жестко регламентированы действующим законодательством.

   Тем не менее, поступающие в адрес Уполномоченного жалобы свидетельствуют о том, что несоблюдение предусмотренного УПК РФ порядка продления срока содержания под стражей приводит к грубому нарушению конституционного права на свободу и личную неприкосновенность граждан.

   Анализ обращения осужденного Касаткина М.В. и представленных им копий процессуальных документов показал, что он незаконно содержался под стражей 113 дней и был освобожден из-под стражи только на основании кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда.

   К сожалению, должностные лица, допустившие в данном случае грубое нарушение прав и свобод человека, не понесли заслуженного наказания.

   Повсеместная безнаказанность, по нашему мнению, является одной из основных причин, которые в значительной степени препятствуют реализации конституционных гарантий защиты прав человека от необоснованного задержания и ареста на первоначальных этапах уголовного процесса.

   В этой связи с горечью приходится констатировать, что законодательная передача полномочий по решению вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу от прокурора судье ожидаемого результата не принесла.

   Согласно статистике, в нашей стране каждый месяц из следственных изоляторов освобождаются от 5 до 6 тысяч человек, что составляет примерно 20 - 25 процентов от числа вновь арестованных. Это свидетельствует о том, что эти люди в сущности не опасны. Или были таковыми до тех пор, пока не побывали в СИЗО.

   Наличие серьезной проблемы с необоснованными арестами признал Президиум Верховного Суда Российской Федерации, который в сентябре 2006 года обобщил судебную практику об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений и принял соответствующее Постановление.

   В нем Президиум Верховного Суда РФ предписал судьям обеспечить строгое соблюдение законодательства: тщательнее разбираться, внимательнее взвешивать и строже спрашивать со следователей. По существу, он запретил формально подходить к ходатайствам об аресте подозреваемых и обвиняемых и попросту штамповать просьбы следователей.

   «Не допускать формального подхода к разрешению соответствующих ходатайств, поскольку заключение по стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина» - говорится в Постановлении.

   Повлияет ли реализация предписаний Верховного Суда РФ на усиление защиты прав и свобод человека, покажут время, правоприменительная практика и обращения граждан.

   Конституция РФ гарантирует право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Она предусматривает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается.

   Более года житель г. Ставрополя Илюшкин П.Н. не может добиться защиты нарушенного права на неприкосновенность частной жизни.

   Из его неоднократных обращений следует, что при рассмотрении гражданского дела в суде врач поликлиники без запроса суда, воспользовавшись своим служебным положением, представила в судебное заседание ксерокопию медицинской книжки Илюшкина П.Н. и разгласила сведения о состоянии его здоровья.

   По данному факту 25 августа 2005 года он обратился к прокурору Промышленного района г. Ставрополя с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении врача по ч. 2 ст. 137 УК РФ.

   Однако, признавая факт правонарушения, в проведении проверки в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ работниками прокуратуры было отказано.

   Поскольку полученные ответы, в том числе за подписью прокурора района, не удовлетворили Илюшкина П.Н., он обратился к Уполномоченному.

   Так как его аргументы были убедительные и заслуживали внимания, 25 января 2006 года обращение Илюшкина П.Н. было направлено прокурору Промышленного района. Но о результатах его рассмотрения заявитель не был уведомлен. Не было получено никакой информации и Уполномоченным.

   Повторное обращение Илюшкина П.Н. 12 мая 2006 года было направлено Уполномоченным в прокуратуру Ставропольского края. Ответ не получен до настоящего времени.

2. Право на справедливое следственное и судебное разбирательство

«Почему наши прокуроры и суды в упор
не видят преступлений и с такой страстью
и ожесточением преследуют невиновных?»
А.Ф. Кони

    В системе государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства право на справедливое следственное и судебное разбирательство занимает особое место.

   Не случайно 10 статей Конституции Российской Федерации посвящено государственной, в том числе судебной, защите прав как обвиняемых в совершении преступлений, так и потерпевших от преступлений и злоупотреблений власти.

   Жалобы граждан на нарушения их прав и свобод при расследовании преступлений на протяжении последних трех лет стабильно составляют пятую часть всех поступивших к Уполномоченному обращений.

   В 2006 году поступило 397 (22,4% от всех обращений), из них удовлетворено 189, по 170 даны разъяснения, по 38 обращениям заявителям было отказано в удовлетворении их просьб.

   Анализ показывает, что 84 (каждое пятое или 21,2%) обращений посвящены нарушению прав и свобод человека на стадии возбуждения уголовного дела.

   На этой стадии уголовного судопроизводства принимаются, регистрируются, и рассматриваются сообщения о совершенных или подготавливаемых преступлениях. По результатам проверки принимается одно из следующих решений: - о возбуждении уголовного дела: - об отказе в возбуждении уголовного дела; - о передаче сообщения по подследственности или подсудности.

   Как пишут заявители, их права довольно часто нарушаются при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

   Особое недовольство граждан вызывает неоднократное вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по одному факту, по одним и тем же основаниям с направлением материалов для дополнительной проверки.

   Это в полной мере относится не только к жалобам обвиняемых на применение к ним физического насилия, но и ко многим другим обращениям граждан.

   В своей жалобе Пивоварова Н.А. просила Уполномоченного оказать содействие в возбуждении уголовного дела в отношении Котловского В.И., который путем обмана и злоупотребления доверием завладел её денежными средствами.

   По её заявлению в ОВД Ленинского района г. Ставрополя 17 июля 2006г., 05 августа 2006г., 31 августа 2006 г. были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Котловского В.И. состава преступления. Указанные постановления отменялись прокуратурой Ленинского района с направлением материалов для дополнительной проверки.

   Пивоварова Н.А. пишет: «эта бессмысленная и рутинная переписка ведется по настоящее время, сотрудники правоохранительных органов так увлеклись передачей материала друг другу, что их не хочется отвлекать».

   По результатам изучения копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела Уполномоченный пришел к выводу, что оно является незаконным и необоснованным, аргументировал свои выводы и рекомендовал Пивоваровой Н.А. обжаловать принятое решение в судебном порядке.

   Аналогичные просьбы содержались в обращениях Григорьева В.М., Аванесяна А.Г., Ахмедовой Л.П., Богдашкиной А.П., Кондрашева Д.А., Красниковой В.П., Минко И.В., Самариной Л.Т., Сапичева С.Н., Сухаревых О.А. и Т.Р., Шпигаря И.И., Кармальковой Е.А., Кармальковой Н.А. Им также разъяснены способы и механизмы защиты нарушенных прав.

   Поскольку действующий угoлoвнo-пpoцeccyaльный зaкoн не установил сроки дополнительной проверки и возможное количество таких проверок, то это позволяет органам дознания и следствия на неопределенное время затягивать принятие окончательного решения по заявлениям граждан, что не только ограничивает их право на судебную защиту, но и во многих случаях делает его недоступным вообще.

   Вместе с тем при решении вопроса о возбуждении уголовного дела должны обеспечиваться и интересы лица, в отношении которого подано заявление о привлечении к уголовной ответственности, с тем, чтобы уголовное дело не было возбуждено, а это лицо не было поставлено в положение подозреваемого - вопреки статье 49 Конституции РФ - без достаточных к тому оснований.

   Право на справедливое следственное разбирательство означает не только принятие законного и обоснованного решения по сообщению о преступлении, но и проведение объективного расследования после возбуждения уголовного дела.

   Гражданка Коваленко С.Л., в отношении которой еще в июле 2003 года группой лиц были совершены преступные действия, более 2-х лет добивалась возбуждения уголовного дела в отношении виновных и привлечения их к уголовной ответственности за самоуправство, совершенное с применением насилия. Все было напрасным. Милиция, а затем и прокуратура города Кисловодска 12 раз принимали незаконные решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Только после обращения Уполномоченного к прокурору Ставропольского края было возбуждено уголовное дело, виновные привлечены к уголовной ответственности.

   С такими же нарушениями закона столкнулась Найко М.В., внук которой стал инвалидом в результате грубой врачебной ошибки при производстве операции. Ему в коленном суставе врач 2-й городской больницы Мосиянц В.Г. после проведения операции оставил кусок зубила, который был обнаружен и извлечен значительно позже в результате повторной операции. Несколько раз милиция, а затем и прокуратура Октябрьского района города Ставрополя отказывала в возбуждении уголовного дела, затем прекращала возбужденное дело, а последний раз прокуратура Октябрьского района сообщила заявительнице, что дело приостановлено в связи с тем, что «срок предварительного следствия по данному уголовному делу истек, а следственные действия, производство которых возможно в отсутствие обвиняемого, выполнены».

   Между тем, врач, делавший операцию ребенку, как работал, так и работает в больнице, почему ему не предъявлено обвинение и почему он признан отсутствующим, прокурор умолчал.

   В 2006 году к Уполномоченному поступило 120 жалоб на нарушение прав и свобод человека после возбуждения уголовного дела, это каждая третья жалоба на нарушения при расследовании преступлений.

   43 жалобы было удовлетворено путем направления их прокурору для проведения проверки, по 63 обращениям заявителям были даны разъяснения, по 14 жалобам было отказано в принятии их к рассмотрению.

   Несмотря на то, что процесс расследования жестко регламентирован УПК РФ, нередки случаи нарушения требований, установленных уголовно-процессуальным законом.

   Характерным примером этому может служить дело Медкова Д.Ю.

   12 апреля 2003 года, поссорившись с матерью, ушла из дома и не вернулась 15-летняя Медкова Таня.

   Родители попытались своими силами найти ее. Но этого им не удалось, после чего они обратились за помощью в Новоселицкий РОВД.

   Там заявление приняли и начали розыск Тани. В процессе проведения розыскных мероприятий оперативные работники милиции получили данные о том, что между Таней и ее 17-летним братом Димой иногда возникали конфликты и даже драки на бытовой почве.

   Это явилось основанием для выдвижения версии об убийстве Тани Димой в ходе очередного конфликта.

   Применив запрещенные законом способы расследования, работники милиции добились от друга Димы Хиленко Алексея признания в том, что он был очевидцем, как 12 апреля 2003 года его друг Дима Медков, в ходе возникшей ссоры с сестрой Таней убил ее, труп расчленил и сжег в печке во дворе своего дома.

   После «признания» Хиленко, под давлением «неопровержимых» доказательств в убийстве сестры, заставили признаться Диму.

   Несмотря на то, что никаких объективных доказательств совершения преступления Медковым Димой не было, сам факт убийства (события преступления) доказан не был, трупа или его следов обнаружено не было, Медкову Диме было предъявлено обвинение в убийстве и дело было передано в суд.

   14 июля 2004 года Новоселицкий районный суд под председательством судьи Иванова Ю.И. с участием государственного обвинителя прокурора района Кошкидько Г.В., защиты адвоката Степанищева А.И. и представителя органа опеки и попечительства Китаевской сельской администрации Лысенко Н.М., рассмотрев дело, признал Медкова Д.Ю. виновным в убийстве сестры в состоянии невменяемости и с учетом сомнительного по достоверности заключения психолого-психиатрической экспертизы № 464 от 05.05. 2004 года, применил к нему принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

   Через три года, а точнее 29 ноября 2006 года мать Тани Медкова М.Ю. получила письмо от дочери, где она, не зная, что брат осужден за ее убийство, сообщила, что жива, вышла замуж, родила сына и счастливо живет в новой семье.

   30 ноября 2006 года мать, узнав дочь на присланной фотографии и ее почерк, обратилась в прокуратуру Новоселицкого района с просьбой реабилитировать незаконно находящегося в психиатрической больнице сына Диму.

   Однако, в прокуратуре района и районной милиции от этого заявления отмахнулись.

   Мать обратилась в краевые инстанции, в том числе и к Уполномоченному по правам человека.

   В тот же день Уполномоченный обратился к прокурору края с просьбой оперативно проверить заявление матери, а также попросил известного, опытного журналиста Колесникова В.Я. с выездом на место провести журналистское расследование.

   Через два дня в газете «Комсомольская правда» были опубликованы статья и фотографии Тани и ее матери, подтверждающие факт осуждения Медкова Димы за преступление, которое он не совершал.

   10 января 2007 года президиум Ставропольского краевого суда под председательством Коровинских С.П. рассмотрел представление прокурора края и обращение Уполномоченного, постановление Новоселицкого районного суда от 14 июля 2004 года отменил, меру пресечения – содержание под стражей Медкова Д.Ю. в психиатрической больнице отменил и Медкова освободил.

   Прокурор Кошкидько и следователь прокуратуры Онищенко подали рапорты об увольнении из органов прокуратуры.

   По факту злоупотреблений, допущенных при расследовании этого дела, возбуждено и расследуется уголовное дело. ПО его окончании будет решен вопрос об ответственности всех причастных к фабрикации дела лиц, а также поставлен вопрос о возмещении Медковым материального ущерба и морального вреда.

   В этом деле проявились все недостатки российского уголовного процесса, не гарантирующего невиновного от незаконного обвинения и осуждения.

   Общеизвестно, что следователь работает до суда и для суда. От результата его работы зависит возможная судебная ошибка. А это вещь страшная. Если из-за врачебной ошибки больной теряет жизнь, то из-за судебной - зачастую и жизнь, и свободу, и имущество, и дружбу людей, и честное имя. При этом он сам, его близкие испытывают страдания, разрушается общественная нравственность, а истинный преступник остается на свободе и продолжает совершать свое черное дело.

   Неоднократно Уполномоченный излагал свою позицию по разделению функций прокуратуры по надзору за соблюдением законности при расследовании уголовных дел от непосредственного контроля и руководства следствием.

   Согласно действующему законодательству, следователь только с согласия прокурора может возбудить уголовное дело, только с его согласия возбуждает перед судом ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, о производстве 7 следственных действий, непосредственно затрагивающих права и свободы граждан.

   Процессуальная самостоятельность и ответственность следователя при этом снижается фактически до уровня технического исполнителя и, наоборот, ответственность прокурора неизмеримо возрастает. Из лица надзирающего он превращается в лицо ответственное за то, за что должен отвечать следователь.

   Может ли прокурор в этих условиях объективно и непредвзято надзирать за следствием, если он лично дал согласие на проведение целого ряда следственных действий и таким образом несет личную ответственность не только за их законность, но и результаты? Думается, что ответ однозначно будет отрицательный.

   Иллюстрацией данного вывода может служить дело предпринимателя из Труновского района Сулейманова Ф.М.

   3 ноября 2003 года следователем СО при Труновском РОВД с согласия прокурора района в отношении Сулейманова Ф.М. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ, то есть уклонение от уплаты налогов с физического лица.

   Несмотря на то, что предварительное следствие по делу длилось 7 месяцев, стороной обвинения не было собрано достоверных доказательств, подтверждающих совершение предпринимателем преступления. Тем не менее, Сулейманов Ф.М. был привлечен к уголовной ответственности, ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

   В течение этого периода времени, уголовное дело направлялось прокурору района для утверждения обвинительного заключения и направления уголовного дела в суд. После изучения материалов уголовного дела прокурор района возвратил его следователю для производства дополнительного следствия.

   При повторном поступлении к нему уголовного дела, прокурор без колебаний утвердил обвинительное заключение и направил уголовное дело в суд.

   Скрупулезно исследовав и оценив собранные по делу доказательства, назначив дополнительные экспертизы, судья Труновского районного суда Чупринин А.В. 24 июля 2006 года вынес подсудимому Сулейманову Ф.М. оправдательный приговор.

   Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 12 сентября 2006 года указанный приговор оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

   В результате непрофессиональных действий и решений следователя и прокурора, приведших к незаконному привлечению Сулейманова Ф.М. к уголовной ответственности, на протяжении почти 3 лет он испытывал сильнейшее морально-психологическое давление, бизнес, которым занимался предприниматель, был разрушен. В

    настоящее время оправданный судом Сулейманов Ф.М. занимается решением вопросов, связанных с его реабилитацией. В этом ему оказывается необходимая помощь Уполномоченным.

   Многие проблемы предварительного следствия можно было бы снять при образовании единой Федеральной службы расследования.

   Соответствующий законопроект разработан несколько лет тому назад. Но принятие принципиального решения в силу разных причин по этому вопросу пока отложено.

   Возможно, определенным шагом в этом направлении послужит реализация внесенного Председателем Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Грызловым на Координационном совещании правоохранительных органов по борьбе с коррупцией предложения об образовании Следственного комитета при Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

   «Статус судей означает обеспечение компетентности, независимости и беспристрастности, которой любой человек законно ожидает от судебных органов и от каждого судьи, которому доверена защита его прав. Он исключает любое положение и любую процедуру, способные поколебать доверие к этой компетентности, независимости и беспристрастности» (Европейская хартия судей пункт 1.1.).

   В государственной системе защиты прав и основных свобод человека право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство занимает центральное место. Оно гарантировано Конституцией России и всей правовой системой государства.

    Однако право на справедливое судебное разбирательство не всегда обеспечивается в реальной действительности.

   В 2006 году на приговоры и другие судебные акты по уголовным и гражданским делам поступило 668 жалоб, это 38% от всех поступивших к Уполномоченному обращений. В 2005 году их удельный вес составлял 32%.

   Из поступивших в 2006 году 668 жалоб 178 обращений было разрешено положительно, по 437 даны разъяснения. В принятии к рассмотрению 53 обращений было отказано по законным основаниям.

   Как показал анализ, люди жалуются на волокиту при рассмотрении уголовных и гражданских дел в судах, на необъективное судебное разбирательство, на суровость наказания, на нарушение права на защиту.

   При этом каждый третий обратившийся считает себя невиновным в преступлении, за которое он осужден.

   Ярким, но к сожалению не единственным, примером судебной волокиты, нарушения требований Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве гражданина на рассмотрение его дела в разумные сроки являются многочисленные жалобы Дмитриева Р.В., который еще 14.10.2004 года был арестован в связи с привлечением к уголовной ответственности за совершение вымогательства, то есть тяжкого преступления.

   Осужден он был в июне 2005 года, но только за самоуправство, которое отнесено законом к преступлениям средней тяжести.

   Почти год спустя, определением кассационной инстанции от 04 мая 2006 года приговор был оставлен без изменения, но уже 10 июля 2006 года Постановлением Президиума Ставропольского краевого суда указанный приговор был отменен, как незаконный и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

   До сего времени судебное решение по делу Дмитриева Р.В. так и не принято, хотя под стражей он содержится в общей сложности уже более 2-х лет.

   По нашему мнению, в данном случае нарушены требования статей 21 и 22 Конституции Российской Федерации, а также статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ о предельных сроках содержания под стражей обвиняемых.

   В 2005 году Октябрьским районным судом г. Ставрополя за совершение двух грабежей был осужден к лишению свободы Самарин С.П.

   Свою вину он не признавал, в обоих случаях имел достаточно прочное алиби, осужден был судом лишь на основании опознания его потерпевшей, которое, однако, было проведено с грубыми нарушениями норм УПК РФ и которое тем же судом было исключено из числа допустимых доказательств.

   Кассационная инстанция по жалобам осужденного и его адвоката, с учетом высказанного письменно мнения Уполномоченного, в апреле 2005 года приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

   Повторно дело было рассмотрено лишь в сентябре 2006года, то есть спустя более одного года. Суд не устранил ни одного нарушения закона, допущенного ранее, проигнорировал все до единого указания кассационной инстанции о необходимости обеспечить справедливое судебное разбирательство и вновь вынес обвинительный приговор.

   Из письма Уполномоченного по правам человека в судебную коллегию по уголовным делам краевого суда: «…изучение вынесенного 26.9.2006 года приговора в полной мере свидетельствует о том, что в ходе повторного судебного разбирательства остались не устраненными все те противоречия, без устранения которых невозможно вынесение обвинительного приговора и на необходимость устранения которых в своем определении указал суд второй инстанции». Георгиевским городским судом Бегиян А.С. 19 октября 2005 года был осужден за убийство с использованием огнестрельного оружия по ст.ст. 105 ч.1 и 222 ч.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы. Кассационной и надзорной инстанциями Ставропольского краевого суда приговор был оставлен без изменения.

   Изучение принятых судами решений показало, что приговор основан на односторонней оценке доказательств по делу, имеющиеся противоречия в доказательствах не только не были устранены, но им даже не была дана оценка. Приговор страдал тенденциозностью и явным обвинительным уклоном.

   Уполномоченным было подготовлено обращение в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ. По результатам его рассмотрения приговор в порядке надзора отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

   В результате изучения и анализа представленных заявителями копий процессуальных документов Алабердову P.P., Бабанину А.В., Бажанову Д.П., Белозерову Р.А., Волкову В.А., Глезденеву И.Г., Гринько В.Н., Губа Р.Г., Думбадзе О.О., Ермолиной Л.И., Кириленко В.А., Лагутину А.В., Мантешину С.А., Марьянову А.И., Солодовникову Б.А., Соколову А.Н. и другим были разъяснены их права и порядок обжалования приговоров суда в кассационном порядке.

   По обращению Лагутина А.В. о незаконном и необоснованном, по его мнению, приговора Новоалександровского районного суда от 23 января 2006 года была изучена копия представленного им приговора суда.

   Установлено, что подсудимый Лагутин А. В. согласился с предъявленным ему следствием обвинением и ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

   В данном случае, согласно ч.7 ст. 316 УПК РФ, судья постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

   Поскольку назначенное Лагутину А.В. судом наказание превышало предусмотренное законом ограничение, ему был разъяснен порядок обжалования приговора суда в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Ставропольского краевого суда.

   Участились и другие нарушения, серьезно влияющие на соблюдение прав граждан в уголовном судопроизводстве. Как ни странно, но при некотором снижении нагрузки на федеральных судей все чаще нарушаются сроки вручения осужденным копий приговоров, ознакомления их с протоколами судебных заседаний.

   Жалоб на подобные нарушения закона поступает значительно больше, чем ранее. И это не удивительно, поскольку такие факты напрямую нарушают конституционное право граждан на судебную защиту. Не имея на руках копии приговора и не ознакомившись с протоколом судебного заседания, участник процесса лишен возможности подготовить качественную кассационную или надзорную жалобу.

   Больше всего таких жалоб поступает по уголовным делам, рассмотренным Советским и Изобильненским районными судами. Некоторым осужденным копии приговоров вручались спустя полгода после их провозглашения (жалобы Рудакова А.Н., Дмитриева Р.В. и других граждан).

   Но особенно часто нарушается право участников уголовного судопроизводства на надзорное обжалование судебных решений.

   Дело в том, что согласно ст. 404 УПК РФ при подаче надзорной жалобы к ней должны быть в обязательном порядке приложены должным образом заверенные копии приговора и кассационного определения. Суды сплошь и рядом не вручают осужденным копии кассационных определений, так как прямого указания в законе об этом нет.

   В то же время суд надзорной инстанции не принимает надзорную жалобу, если к ней не приложена копия кассационного определения.

   Возникает правовой тупик, который порождают сами же суды.

   Дважды в 2006 году Уполномоченный, обобщив по жалобам граждан существующую практику, вынужден был обратиться по этому вопросу к председателю Ставропольского краевого суда СП. Коровинских.

   Оба раза наша правота была признана. Во все районные суды председатель краевого суда направил указание немедленно после кассационного рассмотрения дел вручать осужденным копии кассационных определений.

   Порядок обжалования судебных решений в порядке надзора был разъяснен Артюхову В.В., Авакяну В.В., Гузееву А.Н., Гусеву В.Н., Ковальчуку Н.И., Кузнецову Д.А., Мазмановой Т.П., Нурягдыеву Ш.Б., Руденко А.Н., Савенко С.А. и другим.

   Ярким примером сохранения в практике деятельности следствия и судов обвинительного уклона, игнорирования презумпции невиновности, ведомственности и корпоративности, порой доходящей до круговой поруки, является дело Калустова Э.А., которое подробно описано в моем Обращении к председателю Ставропольского краевого суда Коровинских С.П.

"ОБРАЩЕНИЕ"


О нарушении права Калустова Э.А.
на справедливое судебное разбирательство.


Уважаемый Сергей Петрович!

   7 октября 2005 года судьей Пятигорского городского суда Стояловым Г.П. 68 летний Калустов Э.А. признан виновным по п. «в» ст. 162 УК РФ и осужден к 11 годам лишения свободы со штрафом в 20000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

   18 августа 2006 года судьей Пятигорского городского суда Цыгановой О.И. Калустов Э.А оправдан.

   С 20.04.05 года и до дня оправдания 18.08.2006 года, т.е. 1год 4 месяца, Калустов находился под стражей, а с 14.03.2006 года отбывал наказание в колонии строго режима.

   Обстоятельства этого дела таковы.

   16.04.2005 года в 13-ом часу дня в центре города Пятигорска было совершено разбойное нападение на возвращающуюся домой с рынка Немцову В.О. Догнавший ее преступник ничего не говоря, нанес ей сзади справа в область грудной клетки опасное для жизни ножевое ранение, отчего она упала. Преступник схватил выпавший у нее из рук пакет, в котором находились продукты питания на сумму примерно 600 рублей, и убежал.

   Слабеющей от потери крови Немцовой В.О. удалось дойти до дома, где находился ее муж, работник милиции. Он доставил ее в больницу, где ей была оказана неотложная помощь и проведено стационарное лечение. Жизнь и здоровье Немцовой были спасены.

   Поступившее в Пятигорское УВД заявление Немцовой и сообщение городской больницы Пятигорска о совершенном на нее нападении и причиненных тяжких телесных повреждений в Пятигорском УВД попытались скрыть. В журнале регистрации сообщений о преступлении указали, что Немцова получила бытовую травму «царапину спины по неосторожности». Никаких мер к раскрытию этого опасного преступления принято не было.

   Однако муж Немцовой, работник ГАИ, тяжело переживая за здоровье жены, сам принимал меры к раскрытию преступления. Выяснив у жены черты внешности преступника, он 20.04.2005 года в 10-ом часу утра задержал на ул. Мира г. Пятигорска Калустова Э.А., который ему показался похожим на то лицо, которое описывала его жена. Об этом он тут же сообщил в дежурную часть УВД г. Пятигорска, откуда прибыл наряд и задержал Калустова.

   Вместо того, чтобы, как требует закон, провести опознание задержанного с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ, сотрудники Пятигорского УВД сфотографировали Калустова Э.А. и его фотографию показали, без процессуального оформления этого оперативно-розыскного мероприятия, находящейся в реанимационном отделении Немцовой. Она якобы опознала Калустова.

   Только после этого Калустов был официально предъявлен следователем УВД г.Пятигорска Хобовым на опознание Немцовой. Опознание было проведено с нарушением требований процессуального закона. К тому же во время опознания Немцова находилась в болезненном состоянии под капельницей. Она «опознала» Калустова.

   На данном этапе расследования была допущена фальсификация важнейших процессуальных документов следствия. От Немцовой взяли повторное заявление, указав в нем дату обращения, день опознания. Первое заявление Немцовой и материалы его проверки были уничтожены. Калустова задержали и в тот же день возбудили уголовное дело.

   Расследование по делу было проведено следователем УВД г. Пятигорска Астафуровым, принявшим дело от следователя Хобова, неквалифицированно и поверхностно, с явным обвинительным уклоном.

   Калустов свою вину не признавал, указывал на ряд свидетелей, подтверждавших его алиби. Опознание вызывало сомнение из-за нарушения процессуального порядка его проведения. Оно не могло быть признано допустимым доказательствам. Но, несмотря на это, сотрудники УВД г. Пятигорска, с помощью прокуратуры города, добились его осуждения только на основании одного неправильно проведенного и ничем другим не подтвержденного опознания.

   При этом не обоснованно были отвергнуты показания свидетелей подтверждавших алиби Калустова. Судья Пятигорского городского суда Стоялов Г.П. и государственный обвинитель – помощник прокурора г. Пятигорска Багиев В.Г. (тот самый, который недавно арестован и привлекается к уголовной ответственности за организацию убийства своего отца) не разобрались в материалах частично сфальсифицированного уголовного дела.

   При этом ни следователь, ни суд, ни государственный обвинитель не приняли во внимание явные противоречия между характером преступления и личностью осужденного. А именно, что Калустов положительно характеризуется в быту и на работе, имеет 38 лет непрерывного стажа работы в ОВО (отделе вневедомственной охраны) при УВД г. Пятигорска, многократно поощрялся, награжден медалью МВД России «200 лет МВД», не имел взысканий, материально хорошо обеспечен.

   Столкнувшись с явным попранием презумпции невиновности, общественные защитники Калустова обратились к Уполномоченному по правам человека в крае с жалобой о нарушении права Калустова на справедливое судебное разбирательство.

   Изучив представленные защитой материалы, в аппарате Уполномоченного по правам человека пришли к выводу, что следственное и судебное разбирательство не отвечают правовым стандартам о справедливости и беспристрастности. Об этом Уполномоченный мотивировано сообщил своим письмом от 19.12.2005 года в судебную коллегию по уголовным делам Ставропольского краевого суда, которая заседает в г. Пятигорске.

   Однако, коллегия под председательством Титова Н.А., судей Иванюка В.Г. и Личмановой Н.Н. не прислушались к доводам защиты и Уполномоченного. 29.12.2005 года она оставили приговор без изменения. Калустов 14 марта 2006 года был этапирован в исправительную колонию для отбывания наказания.

   Уполномоченный по правам человека и защитники Калустова обжаловали приговор в Президиум Ставропольского краевого суда, изложив свои аргументы о незаконном осуждении Калустова за преступление, которого он не совершал.

   27 апреля 2006 года судья Ставропольского краевого суда Мараховская Е.Г., изучив дело, согласилась с доводами обращений и передала жалобы адвоката и общественного защитника на рассмотрение президиума Ставропольского краевого суда.

   15 мая 2006 года Президиум под Вашим председательством приговор Пятигорского городского суда от 07.10.2005 года и определение судебной коллегии Ставропольского краевого суда от 29.12.2005 года отменил и дело направил для пересмотра в тот же суд в ином составе со стадии нового судебного разбирательства.

   И вот наконец-то правосудие свершилось!

   18.08.2006 года приговором, вынесенным судьей Пятигорского городского суда Цыгановой О.И., Калустов Э.А. полностью оправдан за непричастностью его к совершенному преступлению.

   Не согласившись с оправданием, прокурор города Пятигорска Гехфенбаум Г.М. внес представление на оправдательный приговор.

   Рассмотрев кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевшей, судебная коллегия по уголовным делам краевого суда (г. Пятигорск) 19 октября 2006 года приговор от 18 августа 2006 года отменила, и дело направила на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, в ином составе судей.

   Считаю, что кассационное определение незаконно и не беспристрастно.

   В своем определении судебная коллегия признала оправдательный приговор от 18 августа 2006 года незаконным по двум основаниям:

   - якобы городской суд необоснованно усомнился в достоверности показаний потерпевшей Немцовой об опознании ею Калустова;

   - вывод о недопустимости протокола опознания, как доказательства, сделан по мнению коллегии судом преждевременно.

   Вместе с тем, судебная коллегия согласилась с другими приведенными в приговоре доказательствами невиновности Калустова. В частности с показаниями свидетелей, подтверждающих алиби Калустова, с фактами фальсификации доказательств по делу, с исключением, как недопустимого доказательства, протокола осмотра места происшествия.

   Такая нелогичность в оценке аргументов судебной коллегией делает ее выводы не убедительными.

   Судебная коллегия не согласилась с выводами суда об ошибочности опознания потерпевшей Калустова лишь потому, что на следствии и в суде она уверенно заявляла об опознании ею Калустова. Однако, эти ее показания могли бы иметь доказательственное значение, если бы опознание ею Калустова было проведено в соответствии с требованием ст. 193 УПК РФ. А именно, с учетом того, что ко времени проведения опознания имелось лицо, подозреваемое в совершении преступления, а потому должно было быть проведено не оперативное узнавание, а его следственное опознание. Уже поэтому суд обоснованно признал следственное опознание недопустимым доказательством, так как проведено оно было с нарушением закона.

   В кассационном определении в нарушение ч. II ст. 386 УПК РФ судебная коллегия, отвергнув вывод суда об ошибочности опознания Немцовой Калустова, заранее предрешает вывод, который должен сделать новый суд, а именно признать показания Немцовой достоверными.

   Это же можно сказать и о втором аргументе – об ошибочности признания протокола опознания лица недопустимым доказательством. Вывод этот сделан судом не только на основании показаний свидетеля Ефимовой. Об этом же давала показания в суде и потерпевшая Немцова, признавал государственный обвинитель Багиев.

   Давая этим доказательствам свою оценку и не оспаривая других, содержащихся в приговоре доказательств о невиновности Калустова, в частности, установленного судом алиби Калустова, судебная коллегия тем самым ориентирует новый суд на признание преимущества одних доказательств перед другими.

   Удовлетворяя кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевшей, судебная коллегия, как и прокурор, обошла молчанием факты фальсификации доказательства по делу, о чем говориться в приговоре суда, жалобах защитников и что имеет решающее значение для правильной оценки всех доказательств в их совокупности.

   Стремясь оправдать любыми способами грубые нарушения уголовно-процессуального закона, фальсификацию материалов уголовного дела, допущенные руководимыми им следственными органами, прокурор в своем представлении искажает сам процесс собирания доказательств по данному уголовному делу.

   В ходе судебного разбирательства бесспорно установлено, что с 12 часов 30 минут 16 апреля 2005 года (времени совершения преступления в отношении потерпевшей Немцовой В.О.) до утра 20 апреля 2006 года (времени фактического задержания Калустова Э.А.) органами предварительного расследования не принималось никаких мер по установлению реальных обстоятельств совершенного преступления и лица, его совершившего.

   Так, 16 апреля 2005 года в 16 часов 45 минут в Книге учета сообщений о преступлениях и происшествиях УВД г. Пятигорска, под № 3083, был зарегистрирован рапорт участкового уполномоченного милиции Можарук «по факту обращения в ЦГБ гр-ки Немцовой Виктории Олеговны, 1974 г.р., прож. ул. Мира, 87, д –з: царапина спины по неосторожности».

   Допрошенный в качестве свидетеля, Можарук А.С. показал суду, что 16 апреля 2005 года он отобрал от потерпевшей письменное объяснение о том, что она получила травму по неосторожности в быту, однако где находятся эти документы, он не знает.

   Свидетель Арустамян А.С., работающий участковым уполномоченным милиции, показал в суде, что первоначальный материал в отношении Немцовой В.О. поступил к нему через 2-3 дня после совершенного в отношении неё преступления. Из первоначальных сведений было видно, что потерпевшая получила телесные повреждения в быту по неосторожности. Он вынес постановление о продлении срока проверки сообщения о преступлении и передал материал по подследственности, т.к. посчитал необходимым назначить судебно-медицинскую экспертизу. Почему объяснения Немцовой В.О. в материалах дела отсутствуют, ему неизвестно.

   Стороной обвинения не предоставлено суду доказательств, опровергающих эти показания.

   Утверждение прокурора о том, что потерпевшая Немцова В.О. на протяжении всего предварительного следствия и в судебных заседаниях давала последовательные и идентичные показания, не основаны на материалах уголовного дела. Немцова В.О. в своих первоначальных показаниях говорила не о действиях Калустова Э.А., а действиях незнакомого ей лица, которого она может опознать. Для оценки достоверности сначала узнавания, а потом опознания Калустова Немцовой, ее первоначальные показания могли бы иметь решающее значение. Однако, они уничтожены. Участники процесса и суд были лишены возможности их исследовать. Опознание же было проведено с грубым нарушением требований УПК РФ, с фальсификацией материалов проверки её первого заявления, незаконным по сути и форме оперативным узнаванием ею Калустова Э.А., нарушением процедуры его опознания. К тому же, опознание проведено в присутствии мужа и оперативных работников. Восприятие Немцовой В.О. действительности ввиду её болезненного состояния могло быть неадекватным.

   По сути, она опознавала не преступника, о котором говорила при доследственной проверке, материалы которой к уголовному делу не приобщены, а то лицо, которое она видела на предъявленной оперативниками перед опознанием фотографии и видеосъемке.

   Если учесть, что после нападения на неё Немцова В.О. видела преступника очень короткое время, смотрела на него с положения лежа или стоя на коленях, находилась в глубоком стрессе, она легко могла воспринять подсказку оперативных работников как правду и искренне заблуждаться, опознавая Калустова Э.А.

   Об её ошибке свидетельствуют не только показания свидетей защиты об алиби Калустова Э.А., но его образ жизни и безупречные характеристики.

   Странно, что государственный обвинитель, не оспаривая обоснованность исключения судом опознания как недопустимого доказательства, ссылается на показания Немцовой В.О. как на доказательство вины Калустова Э.А. Но таковым они могли быть только при надлежащем проведении опознания Калустова Э.А. Немцовой В.О. Однако и в этом случае они подлежали оценке в совокупности с другими материалами, которые, как известно, его опровергают.

   В кассационном представлении прокурор умалчивает и о других фактах нарушения закона следственными органами.

   Только спустя 4 суток с момента совершения преступления, то есть 20 апреля 2005 года, когда муж потерпевшей Немцов О.В. увидел на улице Калустова Э.А. и якобы опознал в нем человека, который напал на его жену, было возбуждено уголовное дело.

   При этом в кассационном представлении прокурор не указывает, что постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено 20 апреля 2005 года в 17 часов 00 минут на основании заявления Немцовой В.О., хотя само заявление Немцовой В.О. поступило в УВД г. Пятигорска, как видно из журнала регистрации, в 20 часов 30 минут.

   Фальсификация доказательств продолжается и дальше.

   Свидетель Правдин Е.В. показал суду, что утром 20 апреля 2005 года, получив по телефону от мужа потерпевшей сообщение о задержании им человека, похожего на того, который совершил нападение на его жену, принимал участие в доставлении Калустова Э.А. в УВД г. Пятигорска. Там его данные были внесены в компьютер и он был сфотографирован.

   Свидетель Ефимова Н.А. подтвердила в судебном заседании факт демонстрации Немцовой В.О. видеозаписи Калустова Э.А. перед его опознанием.

   Именно поэтому, будучи предварительно подготовленной незаконным способом к проведению опознания, Немцова В.О. «уверенно опознала» в Калустове Э.А. человека, совершившего в отношении неё преступление.

   Поэтому ссылка прокурора в кассационном представлении на то, что статисты для опознания были подобраны удачно и что их внешность очень схожа с внешними данными Калустова Э.А., хотя и не соответствует действительности, в данном случае не имеет юридического значения, поскольку судом совершенно обоснованно протокол опознания признан недопустимым доказательством и исключен из перечня доказательств, как полученного с нарушением требований УПК РФ.

   В судебном заседании государственный обвинитель поддержал ходатайство стороны защиты об исключении протоколов опознания и осмотра места происшествия из числа доказательств. Однако в кассационном представлении прокурор в нарушении ст. 235 УПК РФ продолжает ссылаться на показания потерпевшей Немцовой В.О., свидетелей Правдина Е.В., Хобова П.А., протокол очной ставки между Калустовым Э.А. и Немцовой В.О. как на доказательства виновности Калустова Э.А.

   При этом прокурор в кассационном представлении умалчивает тот факт, что Калустов Э.А. был задержан фактически около 10 часов утра 20 апреля 2005 года, в течение 10 часов он незаконно содержался в помещении УВД г. Пятигорска без оформления каких-либо процессуальных документов, где его, также незаконно, сфотографировали, занесли его данные в комьютер и только в 21 час 30 минут Калустов Э.А., согласно протокола, был задержан следователем в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ.

   Обходит стороной прокурор и вопрос – каким образом Калустов Э.А. был задержан Немцовым О. В. по приметам внешности в 10 часов утра, если сами эти приметы появились в материалах дела только в 17 часов 10 минут, когда была допрошена потерпевшая, которой перед этим была показана фотография и видеозапись с изображением Калустова Э.А.? Не является ли подробное описание потерпевшей Немцовой В.О. примет внешности Калустова Э.А. результатом все той же фальсификации доказательств обвинения путем показа ей видеозаписи Калустова Э.А. ?

   Стороной обвинения не предоставлено суду доказательств того, что приметы человека, совершившего разбойное нападение на Немцову В.О. существовали до задержания Калустова Э.А. и допроса потерпевшей Немцовой В.О. и её мужа Немцова О.В. В силу изложенного, показания свидетеля Немцова О.В. вызывают обоснованные сомнения в их достоверности. Согласно п. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

   Кроме того, показания свидетеля Немцова О.В. опровергаются показаниями свидетелей защиты Петренко Н.М. и Чигринцевой Л.С., которые показали суду, что после ареста Калустова А.И. видели в городе человека, похожего на него.

   Свидетели защиты Алтухова В.В., Мавряшина И.В., Птицына Г.В. подтвердили в суде алиби подсудимого.

   Свидетели Сотникова Т. А., Ездокова Р.Ф., Карданова Л.К. не подтвердили нахождение Калустова Э.А. в районе места совершения преступления.

   Утверждения в кассационном представлении прокурора о том, что показания Калустова Э.А. и свидетелей защиты подлежат критической оценке, а только показания свидетелей обвинения являются достоверными, - голословны, поскольку обвинение и на предварительном следствии, и в суде не смогло представить ни одного доказательства того, что кто-то из свидетелей защиты, которые подтвердили алиби Калустова Э.А., дают ложные показания. Такие утверждения лишь подтверждают, что не только следствие было проведено с обвинительным уклоном, но и государственный обвинитель стоит на той же позиции. Напротив, всем показаниям свидетелей обвинения и свидетелей защиты дана полная, объективная и мотивированная оценка в оправдательном приговоре суда от 18 августа 2006 года.

   В своем представлении прокурор не оспаривает также обоснованность исключения судом из доказательств, как не допустимого, протокола осмотра места происшествия.

   Но это означает, что следователь и прокурор, проводя расследование, не установили точно место происшествия. Следовательно, юридический факт события преступления полностью не установлен, что в соответствии со ст. 73 УПК РФ является обязательным обстоятельством, подлежащим доказыванию.

   Анализ всех действий стороны следствия и обвинения свидетельствует о нежелании их объективно и беспристрастно разобраться в обстоятельствах преступления. Кассационное представление прокурора свидетельствует о желании сохранить честь мундира любой ценой, даже ценой незаконного осуждения невиновного человека.

   Уважаемый Сергей Петрович! Обращаюсь к Вам, как высшему должностному лицу судебной власти края с ходатайством в допустимых законом рамках вмешаться в этот судебный процесс, чтобы принятое по нему окончательное решение было справедливым, законным и беспристрастным».

   18 декабря 2006 года президиум Ставропольского краевого суда отменил кассационное определение от 19 октября 2006 года и направил дело на новое кассационное рассмотрение. Определением кассационной коллегии краевого суда от 1 февраля 2007 года оправдательный приговор оставлен в силе.

3. Соблюдение права на защиту в части исполнения судебных решений.

   Важнейшей, завершающей стадией отечественного гражданского судопроизводства является исполнение судебных постановлений и постановлений иных органов. От нее реально зависит не только авторитет судебной власти страны, но и эффективность функционирования всего Российского государства.

   Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела судом в разумный срок. При этом исполнение судебного решения должно рассматриваться как составляющая «судебного разбирательства».

   Данное положение признается правовой системой Российской Федерации. В частности, пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 от 10.10. 2003 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» гласит: «Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле пункта 1 статьи 6

   Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваться в момент исполнения судебного акта.

   Таким образом, по смыслу статьи 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая «судебного разбирательства».

   С этих позиций и проводился анализ обращений граждан, связанных с неисполнением судебных постановлений.

   В 2006 году количество обращений граждан на неисполнение судебных решений сократилось на 29 % и составило 54.

   Вместе с тем, объективный анализ сложившейся ситуации показал, что несмотря на принимаемые меры, до настоящего времени не удалось создать эффективную систему исполнения судебных решений. Это порождает у граждан чувство незащищенности, неверия в справедливое судебное разбирательство и получения ими причитающегося по решению суда.

   Исходя из общего стремления к максимальному обеспечению гарантий государственной защиты, соблюдению и уважению прав и свобод человека, в апреле 2006 года заключено Соглашение о сотрудничестве Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае и Главного управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Ставропольскому краю.

   Считаю, что данное Соглашение сыграло определенную положительную роль в обеспечении защиты прав и интересов граждан.

   Об этом свидетельствует то обстоятельство, что из 13 обращений о неисполнении судебных решений, направленных Уполномоченным главному судебному приставу края Г.К. Кутепову, 5 или 38,5%, были разрешены положительно, то есть содержащиеся в исполнительных документах требования были полностью исполнены.

   В январе 2006 года в адрес Уполномоченного поступила жалоба от представителей 77 жителей х. Октябрь Грачевского района на неисполнение решения суда о выделении земельной доли на праве общей долевой собственности из земель сельскохозяйственного назначения, расположенных в земельном массиве СПК «Чкаловский» Грачевского района.

   Указанная жалоба была направлена главному судебному приставу для организации проверки содержащихся в ней доводов и принятия мер по восстановлению нарушенного права.

   Согласно полученного ответа, решение суда было исполнено и исполнительное производство окончено в связи с реальным исполнением.

   В августе 2006 года к Уполномоченному обратилась Хоменко Г.В. из г. Лермонтова, которая жаловалась на неисполнение решения суда о взыскании алиментов на содержание дочери. В результате обращения к главному судебному приставу края, исполнительный документ был направлен по месту получения должником пособия по безработице для производства удержаний.

   С сожалением приходится констатировать, что по многим обращениям граждан не удается достичь их положительного решения.

   Наглядным примером этому служит обращение Мороза В.А., который почти 5 лет не может добиться от судебных приставов исполнения решения Ленинского районного суда г. Ставрополя о взыскании в его пользу денежных средств с ГП «Ставропольское книжное издательство».

   Однако исполнение судебных решений и постановлений других органов не сводится только к деятельности судебных приставов-исполнителей.

   Гораздо сложнее обстоят дела, если судебные решения, в соответствии с действующим законодательством, исполняются иными органами и должностными лицами.

   В сентябре 2006 года к Уполномоченному поступило коллективное обращение 38 инвалидов-чернобыльцев о неисполнении Министерством финансов Российской Федерации судебных решений Ипатовского районного суда Ставропольского края о взыскании с казны Российской Федерации в их пользу в счет возмещения вреда, причиненного здоровью граждан в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

   После встречи представителя Уполномоченного с рядом заявителей, сбора дополнительных материалов, Уполномоченным было направлено обращение Министру финансов Российской Федерации А.Л. Кудрину, началась работа по оказанию содействия гражданам в подаче жалобы в Европейский Суд по правам человека.

   В конце декабря 2006 года председатель Ипатовской общественной организации «Союз — Чернобыль» России Загорулько Н.Ф. сообщил, что большинству заявителей задолженность по судебным решениям была погашена. Ожидается исполнение решений суда в отношении остальных инвалидов.

   В то же время, аналогичное обращение Уполномоченного к Министру финансов России о неисполнении решения Ленинского районного суда г.Ставрополя от 8 июня 2005 года о взыскании с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов России в пользу Гапочка Е.И. в счет возмещения причиненного имущественного вреда в сумме 40 446 рублей осталось без должного, на наш взгляд, реагирования. До конца 2006 года задолженность взыскателю погашена не была.

   В своем обращении на имя Уполномоченного Бурцев А.А. жаловался на длительное неисполнение конкурсным управляющим решения Промышленного районного суда г. Ставрополя от 15.07. 2004 года о взыскании с СМУ ПАП-1 г. Ставрополя в его пользу 29 912 руб. 39 коп.

   После изучения представленных Бурцевым А.А. документов, законодательных актов было установлено нарушение его права на справедливое судебное разбирательство дела в разумный срок. Заявителю были разъяснены средства, которые тот вправе использовать для защиты своих прав.

4. Соблюдение прав человека в области миграции и гражданства.

«Вынужденный переселенец - гражданин Российской
Федерации, покинувший место жительства вследствие
совершенного в отношении его и членов его семьи
насилия или преследования ...»
(Статья 1 п.1 Закона Российской Федерации от 19
февраля 1993 года № 4530-1 «О вынужденных переселенцах»)


   В 2006 году к Уполномоченному поступило 53 письменных обращений мигрантов по вопросам нарушения их прав на выбор места жительства, получение вынужденными переселенцами от государства предусмотренной законодательством помощи, приобретения гражданства Российской Федерации.

   Половина обращений после вмешательства Уполномоченного разрешена в пользу заявителей.

   В марте 2006 года к Уполномоченному поступило коллективное обращение от 20 русских семей вынужденных переселенцев из Чеченской Республики, нашедших приют в пансионате «Теплосерной» г. Пятигорска.

   Авторы информировали, что в середине 90-х годов они были вынуждены покинуть нажитые места из-за реальной угрозы жизни во время проведения контртеррористической операции. При этом они лишились жилья, имущества, накопленных в банках личных средств, а некоторые своих близких и родных.

   Авторы с горечью писали, что, переехав в Ставропольский край, и, получив статус вынужденного переселенца, они рассчитывали на весомую помощь от государства, однако она оказалась малой и неэффективной, что не позволило им разрешить свои жилищные проблемы.

   Заявители указывали, что в свое время администрация г. Пятигорска расселила их в пансионате «Теплосерный», а затем передало это здание в ведение пограничной части, командование которой настойчиво ставит вопрос об их выселении, подготовило и направило по этому вопросу в Пятигорский городской суд соответствующее исковое заявление.

   Заявители сообщали также, что они ранее неоднократно обращались в различные органы государственной власти и местного самоуправления с жалобами, но какой-либо реальной помощи не получили.

   Рассмотрев это обращение, Уполномоченный, с учетом важности поднятых переселенцами проблем, направил соответствующее обращение с изложением своей позиции в Министерство имущественных отношений Ставропольского края, Управление ФМС России по Ставропольскому краю, а также Главе г. Пятигорска.

   В результате выселение переселенцев из указанного общежития было приостановлено, иск был отозван.

   В июне 2006 года вынужденная переселенка Пряничкина из г. Ставрополя обратилась к Уполномоченному с жалобой на нарушение ее жилищных прав.

   Проверка изложенных ею фактов показала, что чиновники необоснованно отказывают заявителю о включении ее в списки на получение жилищных сертификатов, ссылаясь на некоторые неточности формулировок, содержащихся в Постановлении Правительства РФ от 21.03.2006 года № 153, которым были утверждены Правила реализации государственных жилищных сертификатов отдельным категориям граждан, в том числе и вынужденным переселенцам.

   После обращения Уполномоченного в Министерство жилищно-коммунального хозяйства края, заявительница была включена в списки на получение жилищного сертификата в 2007 году под № 3.

   С учетом этих и других аналогичных обращений Уполномоченным был проведен анализ соблюдения прав вынужденных переселенцев в Ставропольском крае.

   Изучение показало, что из 720 тысяч переселенцев, прибывших в край за последние 14 лет 78,5 тысяч получили статус «вынужденного переселенца», что гарантировало им помощь от государства в обустройстве на новом месте.

   Примечательно, что до 2002 года миграционный прирост с лихвой компенсировал естественную убыль населения края из-за почти двукратного превышения смертности над рождаемостью. По итогам переписи в 2002 году численность населения края составила 2732 тысяч человек, что превышает аналогичный показатель предыдущей переписи 1989 года на 322 тысяч человек.

   В этой сложной ситуации местные органы власти проявили максимум внимания и понимания многочисленных проблем переселенцев и, используя свои скромные возможности, немало сделали для обустройства и адаптации приезжих в инфраструктуру края. Все они получили наравне с коренным населением медицинское обслуживание, их дети были приняты на учебу в местные школы, оказана была посильная помощь в трудоустройстве по месту жительства.

   В Нефтекумском, Кировском, Степновсксом, Курском и ряде других районов были построены и заселены переселенцами компактные поселения, немало усилий было потрачено на обустройство ведущих к ним дорог, сетей электро и водоснабжения, выделены в необходимом количестве земельные участки для желающих построить свой дом, заняться фермерством или иным другим промыслом.

   В целом же в миграционном потоке, как показывает анализ, граждане 59 национальностей. Характерно, что среди прибывающих на постоянное место жительство в край доля русских из года в год уменьшается, на фоне интенсивного роста удельного веса народов Кавказа. В последние годы наблюдается заметное укрепление местных национальных диаспор таких, как армянская, ногайская, чеченская, дагестанская и др. На этом фоне наблюдается исход коренных русских из восточных районов, что создает опасную напряженность в обществе на фоне бытовой неустроенности, безработицы, перегруженности в ряде населенных пунктах социальной сферы, в сочетании с низким уровнем доходов у местного населения.

   Проведенный анализ показал, что накопившиеся проблемы в сфере миграции требуют не только постоянного внимания и безотлагательного рассмотрения, но и системного подхода к их решению, с учетом планирования на длительную перспективу. Поэтому в 2006 году Уполномоченный и сотрудники его аппарата приняли участие в основных мероприятий, проводимых в крае, направленных на выработку рекомендаций на стабилизацию общественно-политической обстановки в крае, обеспечению законности в деятельности государственных органов исполнительной власти и местного самоуправления, правоохранительных структур в работе по реализации национальной и миграционной политики. Наиболее значимыми такими мероприятиями в 2006 году стали:

   - научно-практическая конференция на тему «Этнополитическая ситуация на Юге России: проблемы и пути их решения» (19 октября 2006 года, Государственная Дума Ставропольского края).

   - Семинар «Новые лица» на тему: «Какая миграционная политика нужна Ставропольскому краю?» (г. Ставрополь, Общественное движение «Открытая Россия — Ставрополь», 4-5 марта 2006 года).

   - Круглый стол на тему «Положение вынужденных переселенцев в Ставропольском крае», (02 ноября 2006 года, г. Железноводск, совместный проект СКОФ «Содействие — Юг» и Швейцарского Управления по развитию и сотрудничеству «Либерализация миграционной политики ...»

   - Заседание Политического консультативного комитета при Губернаторе Ставропольского края.

   - Встреча руководителей государственных и правоохранительных структур Курского района Ставропольского края и Наурского района Чеченской республики, в рамках реализации проекта Европейской комиссии и организации «Международное не насилие. Межрегиональное и межрайонное сотрудничество, как фактор повышения защиты прав человека в конфликтных регионах» (02 августа 2006 года, станица Галюгаевская Курского района, на административной границе с Чеченской республикой).

   В этих мероприятиях, кроме Уполномоченного, приняли участие также руководители органов государственной власти края и местного самоуправления, Представитель Президента Российской Федерации, руководители общественных организаций, ученые, работники правоохранительных структур, духовенство, руководство Исполкома «Форума переселенческих организаций России», ФМС РФ.

   По общему мнению участников этих форумов, необходимо войти с ходатайством в Правительство РФ, его профильные Министерства и ведомства, изыскать необходимые средства для решения в ближайшие 3-4 года жилищных проблем вынужденных переселенцев. Назрела необходимость проведения на федеральном уровне «амнистии» не погашенной задолженности по возвратным ссудам, полученным «первой волной» вынужденных переселенцев в 1995-2000 годы на строительство и приобретение жилья, поскольку эти средства оказались незначительны и не сыграли какой-либо серьезной роли в обустройстве людей на новом месте жительства.

   Более того, получившие эти ссуды, а это более 7 тыс. семей, поставлены в неравное положение с другими вынужденными переселенцами, которые прибыли в край позже и которым государство оказывает помощь в значительно больших объемах и на безвозвратной основе в соответствии с нормативными актами, вступившими в силу позже.

Регистрация и гражданство.

«Гражданство Российской Федерации
приобретается и прекращается в соответствии
с федеральным законом, является единым
независимо от оснований приобретения...
Гражданин Российской Федерации не может
быть лишен своего гражданства или права
изменить его»
(ст. 6 Конституции РФ)

   В общем числе мигрантов, обратившихся к Уполномоченному, около 80 процентов составляют лица, у которых возникли проблемы с получением регистрации и гражданства РФ.

   Среди них немало наших соотечественников, которые прибыли на постоянное место жительства в Ставропольский край 10-15 лет назад, будучи гражданами республик бывшего СССР, где они ранее проживали, имея на руках соответствующие иностранные паспорта. За короткий срок временной регистрации по миграционной карте (3 месяца) многие из них не успели собрать перечень многочисленных документов для оформления временного проживания на территории РФ. И по истечению срока действия этой карты автоматически превратились целыми семьями в «изгоев», никем не признаваемых и преследуемых в административном порядке за нарушение существующего миграционного законодательства, вплоть до административного выдворения за пределы России, что автоматически, как минимум на 5 лет, лишает такого человека права въезда на ее территорию.

   В феврале 2006 года к Уполномоченному обратился Марковой М.Ф. из Предгорного района. В своем письме автор сообщил, что он, его жена и трое их детей 1976, 1978 и 1982 года рождения, приехали на постоянное место жительства в станицу Суворовскую этого района из Казахстана и с 2000 года не имеют возможности получить регистрацию, а следовательно проживают в России незаконно. За это время у них просрочены документы, удостоверяющие личность, оформленные в Казахстане. Это не позволяет им передвигаться по России, а выехать за оформлением документов в Казахстан у них просто нет средств.

   Очевидно, что для таких семей на территории России нужен специальный нормативный акт по легализации их пребывания с одновременным получением ими гражданства в упрощенном виде соответствующие поправки в федеральные законы «О гражданстве» и «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства».

   Следует отметить, что в минувшем году наметился более конструктивный подход руководства и сотрудников Управления Федеральной Миграционной службы России по СК в решении проблем получения нашими соотечественниками гражданства РФ, которые затрагивают, как известно, самые важные права и интересы мигрантов.

   20 октября 2006 года к Уполномоченному на устном приеме обратилась Аветисова из г. Ставрополя с просьбой оказать содействие членам ее семьи - зятю и своей матери - гражданам Грузии в получении разрешения на временное проживание в РФ. Эти лица прибыли на воссоединение со своими семьями, проживающими в г. Ставрополе. Срок визы заканчивался 04 ноября 2006 года, а необходимые документы не были собраны в полном объеме, т.к. установленные сроки в три месяца крайне недостаточны. В связи со сложившейся политической ситуацией в Грузии поездка в эту республику и последующее возвращение в Россию с новой визой этих граждан просто стало невозможным.

   С учетом этого Уполномоченный обратился в УФМС России по СК с просьбой, в порядке исключения, помочь этой семье в сжатые сроки оформить документы. Надо сказать, что это обращение было воспринято с должным пониманием. 01 ноября 2006 года, то есть за три дня до окончания срока пребывания их в РФ, им было оформлено разрешение на временное проживание. В настоящее время решается вопрос о получении этими лицами гражданства РФ.

   К сожалению, есть немало фактов черствости, бюрократизма, стремления защитить честь мундира любыми способами со стороны отдельных сотрудников ПВС.

   Взять, к примеру, обращение в июле 2006 года гражданки Григорян Ш.В. из Грачевского района. Она и муж - молодые люди 1966 и 1968 года рождения, приехали с паспортами СССР образца 1974 года из Нагорного Карабаха в Грачевский район в конце 80-х годов на постоянное место жительства. В апреле 1992 года они получили регистрацию в с. Красном этого района. В 1996 году у супругов родилась дочь, в настоящее время школьница. Семья занята общественно полезным трудом, построили скромное жилье. Казалось бы, по всем законам и здравому смыслу эти люди, спасая свои жизни и прибывшие в край из региона гуманитарной катастрофы, имея на руках паспорта СССР, сроки действия которых продлены до 2008 года, должны, пройдя необходимые процедуры, получить гражданство РФ.

   Однако руководитель отдела ПВС этого района Веселкина в нарушении п. 31 Правил регистрации и снятии граждан с регистрационного учета по месту жительства, Постановления Правительства РФ от 17.07.1995 г. № 713 в 2004 году самолично аннулировала записи в паспортах супругов о регистрации, что сразу поставило эту семью в положение «изгоев». Не остановило Веселкину и заключение прокуратуры Грачевского района, о том, что в действиях сотрудников, которые поставили на регистрационный учет этих граждан, каких либо противоправных действий не установлено.

   Уполномоченный был вынужден обратиться в УФМС России по СК с соответствующим обращением.

   Было проведено служебное расследование, которое подтвердило, что действия Веселкиной были незаконны, в связи с чем руководство службы в своем письме ответило, что был поставлен вопрос о привлечении ее к дисциплинарной ответственности.

   К настоящему времени регистрация супругов восстановлена.

   И такие примеры, к сожалению, не единичны.

   Длительное время, по надуманным мотивам, затягивался работниками ПВС Степновского района вопрос о выдаче паспорта гражданина России Гегчан B.C. После вмешательства Уполномоченного она была признана гражданкой России и ей был выдан соответствующий паспорт.

   Еще в августе 2005 года Маляренко В.Л., приехавший на постоянное место жительства к своей дочери, гражданки России, в село В. Русское Шпаковского района, сдал в установленном порядке документы на гражданство России в ПВС Шпаковского РОВД. Однако, несмотря на свои последующие неоднократные обращения в эту службу с просьбой решить этот вопрос в установленный 3-х месячный срок, он неизменно получал ответ — «ждите».

   В феврале 2006 года он вынужден был обратиться за помощью к Уполномоченному, после вмешательства которого, в апреле 2006 года Маляренко В.Л. было оформлено гражданство РФ и он был документирован паспортом.

   По надуманным мотивам также волокитился вопрос о выдаче загранпаспорта Караеву Т.К., жителю г. Буденновска.

   Характерно, что в данном случае речь шла о замене его загранпаспорта, сроки действия которого просто истекли. Получив отказ, Караев Т.К. был вынужден обратиться с иском в суд, который в декабре 2005 года признал, что этот гражданин имеет право на получение загранпаспорта. К сожалению, и это решение суда не возымело действие на чиновников.

   Только после обращения Караева к Уполномоченному в марте 2006 года и обращения последнего в УФМС с требованием принять соответствующие меры по исполнению решения суда, указанный паспорт был оформлен и выдан в установленном порядке заявителю.

   Широкий общественный резонанс, в том числе и в средствах массовой информации получили обстоятельства лишения регистрации по месту жительства и изъятия у жителя Новоалександровского района Коломиц Д.С. паспорта гражданина Российской Федерации.

   Впервые он обратился к Уполномоченному в октябре 2005 году. В своем письме заявитель сообщил, что он со своей матерью, которая получила гражданство РФ в Казахстане, в 1995 году в возрасте 12 лет прибыл на постоянное место жительства в Ставропольский край. В 1999 году, по достижении возраста 16 лет, он получил в Новоалександровском районе паспорт гражданина Российской Федерации и был поставлен на воинский учет.

   В июне 2003 года был призван на военную службу в Вооруженные Силы России. Уволившись в запас в июне 2005 года, он стал на воинский учет и обратился в паспортно-визовую службу Новоалександровского района с просьбой о замене паспорта в связи с достижением 20-ти летнего возраста. В ответ ему было заявлено, что ранее полученный им паспорт не действителен и гражданином России он не является.

   Позже паспорт Коломиц Д.С. был изъят и взамен ему вручена соответствующая справка.

   Четырежды Уполномоченный был вынужден обращаться в УФМС России по Ставропольскому краю с просьбой объективно разобраться в этом деле и принять соответствующие решение по восстановлению нарушенных прав заявителя на гражданство Российской Федерации. И только в декабре 2006 года, т.е. год спустя после первого обращения Коломиц Д.С. к Уполномоченному вопрос, был разрешен.

   И каждый раз УФМС в своих ответах находило оправдание и выставляло разные причины, по которым, на ее взгляд, решение вопроса о гражданстве Коломиц невозможно.

   Например, в ответе на первое письмо Уполномоченного (ноябрь 2005г.) руководство этой службы сообщило, что препятствием для этого является отсутствие у заявителя сведений об отце. Когда было доказано, что родители Коломиц развелись еще в раннем его возрасте, а отец никогда не поддерживал со своей бывшей семьей каких-либо отношений, вопрос был снят.

   На второе обращение (декабрь 2005 г.) Уполномоченный получил заверение службы, что несмотря на грубые нарушения должностных лиц ПВС района при выдаче паспорта Коломиц, принято решение о приеме от него документов на гражданство без получения вида на жительства.

   Однако и на этот раз заявитель получил отказ в Новоалександровском отделе УФМС.

   Не изменилась, к сожалению, ситуация и после третьего обращения Уполномоченного (04 апреля 2006 г.) На этот раз сообщалось, что Коломиц по месту жительства с регистрации снят.

   И только после четвертого обращения Уполномоченного в УФМС (ноябрь 2006 г.) было установлено, что снятие с регистрационного учета Коломиц сделано сотрудниками Новоалександровском отделе УФМС незаконно, что препятствий по приему у него документов на гражданство у него нет.

   В декабре 2006 года вопрос о Российском гражданстве Коломиц был разрешен положительно после более чем годовой переписки Уполномоченного с указанным ведомством.

   Анализ поступивших жалоб показывает, что подобное изъятие паспортов гражданина Российской Федерации приобрело в повседневной практике работников ФМС России довольно распространенный характер.

   При этом страдают, как правило, молодые люди, которые родились за пределами РФ и прибыли на ее территорию с родителями, будучи детьми и по достижению возраста 14 лет документированные паспортами гражданина РФ. При выявлении каких-либо неточностей, фактически все они лишаются гражданства РФ, в то время как многие до изъятия у них паспорта успевают окончить учебное заведение, обрести свою семью, выполнить свой гражданский долг - отслужить в рядах Российской армии.

   Как правило, поводом для такого изъятия являются установленные служебной проверкой неправомерные действия должностных лиц, допустивших нарушения при выдачи таких паспортов. Организуя такие проверки при замене паспортов или внесении в них дополнительных сведений о владельце, сотрудники УФМС ссылаются на ведомственные Указания МВД РФ, которые не могут противоречить требованиям ст. 6 Конституции РФ, которая провозглашает, что «Гражданин Российской Федерации не может быть лишен гражданства или права изменить его».

   Не предоставляет таких прав сотрудникам УФМС России и Постановление Правительства РФ от 08.07.1997 года № 828 (ред. От 23.01.2004 г.), пункт 22 которого гласит: «Запрещается изъятие у гражданина паспорта, кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

   В связи с вышеизложенным Уполномоченным подготовлено и направлено в аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации предложение, законодательно установить судебный порядок изъятия паспортов граждан РФ у лиц, получивших их ранее. При этом решение суда об изъятии должно приниматься, если будет установлено, что паспорт выдан на основании представленных подложных документов или заведомо ложных сведений. Факты таких действий должны устанавливаться также судом.

5. Право на свободу передвижения и выбора места пребывания и жительства

« Каждый, кто находится на территории Российской
Федерации, имеет право свободно передвигаться,
выбирать место жительства».
(Статья 27 Конституции Российской Федерации).

   В феврале 2006 года к Уполномоченному поступило обращение жительницы города Ставрополя Копалкиной Л.В.с просьбой оказать содействие в восстановлении нарушенных прав на регистрацию по месту жительства мужа.

   Заявитель сообщала, что её муж зарегистрирован и проживает в городе Ставрополе по адресу, где ему на праве личной собственности принадлежит 2/3 квартиры, доставшейся по наследству после смерти родителей. Другая часть( 1/3) оформлена на брата, который проживает в городе Казани.

   С 2002 года Копалкина Л.В. проживала вместе с мужем в указанной квартире, но до января 2006 года была зарегистрирована по другому адресу, по месту жительства дочери. После отъезда дочери в другой город, заявитель обратилась в отделение УФМС России по Ставропольскому краю Ленинского района с заявлением о регистрации, приложив согласие мужа, домовую книгу и свой паспорт.

   Однако в регистрации сотрудники этого отдела ей отказали, сославшись на статью 35 Конституции РФ и статьи 246- 247 ГК РФ, в соответствии с которыми, по их мнению, заявителю необходимо было получить письменное согласие всех участников долевой собственности, то есть брата мужа, который проживал в г. Казани.

   Изучив обстоятельства этого дела, Уполномоченный пришёл к выводу, что действия работников миграционной службы в данном случае неправомерны, так как указанные статьи ГК регулируют правоотношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, находящимся в долевой собственности, что в предмет ведения указанного ведомства не входит.

   Более того, в соответствии с « Правилами регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учёта по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации» и Инструкцией МВД РФ о применении указанных правил, для регистрации по месту жительства граждане должны представлять паспорт, заявление о регистрации и документ, являющийся основанием для заселения в жилое помещение ( в данном случае заявление мужа Копалкиной Л.В.), то есть регистрация носит уведомительный, а не разрешительный характер.

   В связи с изложенным, Уполномоченный обратился с к начальнику Управления Федеральной Миграционной Службы России по Ставропольскому краю с просьбой устранить нарушения прав Копалкиной Л.В. на регистрацию по месту жительства мужа.

   Однако руководство этой службы в свою очередь также заняло ошибочную позицию в данном споре и в своём ответе поддержало противоправные действия указанных сотрудников.

   И только после вмешательства суда, нарушенные права заявителя были восстановлены. 29 мая 2006 года Ленинский районный суд г. Ставрополя, рассмотрев заявление Копалкиной Л.В„ которое было построено на доводах, изложенных Уполномоченным, признал незаконным отказ начальника указанного отделения УФМС России по Ставропольскому краю Дубрановой Е.А. в регистрации Копалкиной Л.В. по месту жительства её мужа и обязал это должностное лицо выполнить необходимые в таких случаях регистрационные действия.

   В марте 2006 года к Уполномоченному обратилась Косолапова Ю.В. с жалобой на неправомерные действия сотрудников отделения УФМС России по Ставропольскому краю Октябрьского района г.Ставрополя , которые, по её мнению, незаконно отказывают её мужу в регистрации в домовладении, часть которого принадлежит ей и её дочери на правах собственности.

   Изучение показало, что на основании свидетельства о регистрации права, Косолапова Ю.В. и её дочь имеют в собственности квартиру в городе Ставрополе. Так как квартира находится в общей долевой собственности, то при подаче заявления о регистрации по этому адресу её мужа — Косолапова В.Г. работники миграционной службы Октябрьского района потребовали письменного согласия всех участников долевой собственности. Поскольку один из них не дал своего согласия, то в регистрации Косолапову В.Г.было отказано и рекомендовано по этому вопросу обратиться в суд.

   На аргументированное обращение Уполномоченного к руководству УФМС России по Ставропольскому краю с просьбой восстановить нарушенное право мужа заявительницы, получить регистрацию по месту жительства последней, поступил ответ, в котором вновь со ссылкой на ст. 246 ГК РФ( которая к вопросу регистрации граждан по месту жительства отношения не имеет), незаконные действия должностных лиц отделения УФМС Октябрьского района фактически были поддержаны.

   Не согласившись с такими выводами, Уполномоченный рекомендовал мужу заявителя обратиться за восстановлением своих нарушенных прав в Октябрьский районный суд, оказав ему необходимую правовую помощь в подготовке искового заявления..

   13 июня 2006 года районный суд заявление Косолапова В.Г. оставил без рассмотрения, поддержав доводы сотрудников миграционной службы.

   7 июля 2006 года Ставропольский краевой суд, рассмотрев частную жалобу Косолапова В.Г., определение Октябрьского суда от 13 июня 2006 года отменил и дело передал на новое рассмотрение.

   7 августа 2006 года Октябрьский районный суд вновь отказал Косолапову В.Г. в удовлетворении его заявления..

   И только после подачи Косолаповым В.Г. кассационной жалобы, краевой суд 27 октября 2006 года поставил в этом деле точку, отменив решение Октябрьского районного суда от 7 августа 2006 года и обязав начальника отдела УФМС России по Ставропольскому краю Октябрьского района г. Ставрополя зарегистрировать Косолапова В.Г. по месту жительства его жены.

6. Обеспечение прав военнослужащих.

   Закрепленные Всеобщей декларацией прав человека, Конституцией РФ права и свободы граждан за некоторыми исключениями полностью распространяются и на военнослужащих Вооруженных сил.

   В последние годы предприняты серьезные меры по укреплению режима законности в армии, ведется борьба с такими уродливыми явлениями, как «дедовщина» и использование труда солдат в личных целях. Больше стало гласности и открытости.

   Думается, что вполне разумным и своевременным является принятое Министром обороны РФ решение о создании единого заказывающего органа, который отныне будет осуществлять все закупки в интересах МО РФ, освободив таким образом руководящий состав армии от несвойственных хозяйственных функций и устранив тем самым существенную коррупционную составляющую в деятельности многочисленных заказчиков из числа военных.

   Об усилении режима законности в армии в определенной степени свидетельствует и такой факт, что значительно (со 145 до 10) сократилось количество заявлений и жалоб, с которыми в аппарат Уполномоченного по правам человека обратились военнослужащие, а также рабочие и служащие Российской армии, И если в 2005 году всего было удовлетворено 79% поданных обращений, то в текущем году обоснованными были признаны все поступившие жалобы и по ним мы добились принятия законных решений.

   В то же время анализ поступающих на имя Уполномоченного писем, личных обращений, сообщений средств массовой информации позволяет утверждать, что зачастую неотъемлемые права личности в армии не соблюдаются, более того - ущемляются. И повинны в этом в большинстве случаев командиры - руководители.

   Военнослужащие, а также рабочие и служащие Российской армии обращаются к Уполномоченному по правам человека тогда, когда не срабатывают и исчерпаны все другие механизмы и возможности защиты своих прав, когда попираются предусмотренные действующим

   законодательством права этих граждан на обеспечение положенными видами довольствия, на достойное жилье, наконец, на личную безопасность и даже саму жизнь.

   Известно, что значительное количество личного состава воинских частей Российской армии и внутренних войск МВД РФ по прежнему продолжают находиться на территории Чеченской Республики для оказания содействия органам власти в наведении конституционного порядка. За участие в боевых действиях в соответствии с действующим законодательством военнослужащим, рабочим и служащим полагаются соответствующие повышенные выплаты денежного довольствия и иные льготы.

   В 2006 году по вопросу невыплаты или несвоевременной выплаты денежного содержания в виде «боевых выплат» к Уполномоченному обратились 3-е военнослужащих. Во всех этих случаях право людей на их получение никем не оспаривалось, более того, в 2-х случаях было подтверждено решениями военных судов. Но деньги не выплачивались, а тыловые работники объясняли это отсутствием денежных средств. На самом деле деньги находились почти сразу же, если доведенные до отчаяния военнослужащие начинали активно защищать свои права, обращались к Уполномоченному, а затем и в суды.

   Только после вмешательства Уполномоченного по правам человека были произведены выплаты боевых денег майору Черноволу И.Б..

   В 2006 году удалось, наконец, пробить брешь в круговой обороне, которую занимало МО РФ, отказывая в перерасчете пенсий ветеранам за период с 1995 по 1998 г.г. в сторону ее увеличения. Промышленный районный суд удовлетворил иск прокурора района в интересах неопределенного круга лиц, обязав краевой военкомат произвести такой перерасчет. Следует отметить, что инициатором подачи иска в пользу ветеранов на протяжении года постоянно выступал Уполномоченный по правам человека.

   Необходимо заметить, что основной причиной существенного сокращения в 2006 году числа поданных обращений как раз и послужило решение именно этой проблемы.

   Нежелание Министерства обороны РФ своевременно рассчитываться со своими пенсионерами, равно как и с участниками боевых действий всегда объясняется таким аргументом, как отсутствие денег. Однако, этот аргумент не выдерживает никакой критики. Ведь согласно официальным данным только по результатам 2005 года остались неиспользованными и возвращены в казну 60 миллиардов рублей из выделенных на оборону бюджетных средств. Примерно такая же картина наблюдается и в 2006 году.

   Следует признать, что неурегулированность гражданского и налогового законодательства, отсутствие у воинских частей законодательного статуса юридического лица также в определенной степени влияет на своевременность указанных выплат.

   Продолжают нарушаться требования Российского законодательства и приказа Министра обороны РФ №77 от 15.3.2004 года о порядке выдачи рабочим и служащим Российской армии удостоверений ветерана боевых действий.

   Характерным является случай с отказом в выдаче названного удостоверения Килочек Л.И., которая с 2001 по 2006 годы работала инженером в войсковой части, выполнявшей задачи по проведению контртеррористической операции непосредственно на территории Чеченской Республики. Обращение Уполномоченного по правам человека, представление военного прокурора о нарушении закона в адрес командира вышестоящей войсковой части не были удовлетворены. Понадобилось обращение в суд, чтобы восстановить нарушенное право.

   Более года командир войсковой части из-за личных неприязненных отношений не выдавал удостоверение участника боевых действий командиру взвода разведки прапорщику К..

   По-прежнему недостижимым является продекларированное, но мало чем обеспеченное право военнослужащих на достойное жилье. Особенно это касается молодых офицеров и прапорщиков. Больше половины их денежного содержания уходит только на оплату снимаемого частного жилья. По закону лицам офицерского состава, прапорщикам положена компенсация за снимаемое жилье. На практике эта компенсация покрывает менее половины платы за самое скромное жилье. Однако и эти выплаты не производятся годами. Причина выдвигается всегда одна и та же — нет денег.

   Отдельные успехи в строительстве служебного и постоянного жилья проблемы, как видится, пока не решают.

   Государство тратит огромные средства на подготовку и обучение офицеров. А они из-за неустроенности быта, плохой материально-бытовой обеспеченности уходят из армии при первой же возможности. Получается, что деньги на подготовку офицеров в училищах тратятся впустую.

   Между тем допускается много злоупотреблений, когда старшие офицеры имеют по несколько квартир в разных городах, да еще ухитряются получать жилищные сертификаты, которые попросту продают и тем самым наживаются.

   Особенно много таких фактов отмечено в военно-строительных частях, дислоцированных на территории края и в пограничных войсках. Имеют место случаи манипулирования с очередями на получение жилья. Неугодных нередко исключают из очередей, или без всяких оснований переносят в нижнюю часть списков.

   Военный журналист-пограничник подполковник Илюшкин П.Н. более 10-ти лет проходит службу на территории СКРУ погранвойск. Его острая публицистическая деятельность не всем пришлась по вкусу и только по этой причине он до сих пор вынужден ютиться в общежитии.

   По-прежнему широко распространена «дедовщина», когда молодых солдат бьют, унижают, эксплуатируют в своих интересах старослужащие или же группировки, сформировавшиеся по национальному или земляческому принципу.

   Недавно в одном из госпиталей МО РФ в г. Пятигорске трое старослужащих на протяжении двух дней систематически избивали молодого солдата, пока тот, спасаясь от озверевших хулиганов, не выбросился в окно третьего этажа и при этом сломал себе позвоночник. В ходе следствия было установлено, что все трое преступников были здоровы, в лечении не нуждались, а в госпитале содержались по «протекции» родственников.

   Указанные и другие недостатки по-прежнему тормозят повышение престижа военной службы.

   Уровень образовательной, физической и психологической подготовки призывного контингента все еще низок. И это при том, что в Ставропольском крае он является одним их самых высоких по стране.

7.Соблюдение прав лиц, содержащихся под стражей и находящихся в местах лишения свободы

   В 2006 году в адрес Уполномоченного поступило несколько обращений от подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, содержащихся в изоляторах временного содержания (далее ИВС) органов внутренних дел Ставропольского края о нарушениях их прав, гарантированных Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

   В апреле 2006 года к Уполномоченному поступила жалоба Смиян М.А. на неудовлетворительные условия содержания лиц, заключённых под стражу, в ИВС Апанасенковского РОВД. Аналогичное обращение поступило в мае 2006 года от Хабарова Р.П. по ИВС Невинномысского УВД.

   Обе эти жалобы были направлены для принятия мер руководству ГУВД СК. Их рассмотрение аппарат Уполномоченного взял на особый контроль.

   В своих ответах по результатам проверки ГУВД СК сообщило, что ИВС Апанасенковского РОВД находится в полуподвальном помещении. Его камеры действительно не оборудованы электрическими розетками и водопроводом, отсутствует в нём и прогулочный дворик. Уполномоченный был проинформирован, что с учётом его обращения, руководство этого ОВД изыскало местные возможности и оборудовало пропускник и установило санузел с подачей холодной и горячей воды. В этом ИВС была оборудована комната для подогрева пищи и мытья посуды, смонтирована вентиляция.

   Частично подтвердились и факты, изложенные по ИВС Невинномысского УВД. В его камерах отсутствовали санузлы, столы, постельные принадлежности.

   Принятыми мерами в помещениях этого ИВС были установлены баки для отправления естественных надобностей, в целях обеспечения доступа свежего воздуха, окна камер были оборудованы специальными форточками. Изысканы были также возможности по обеспечению содержащихся в ИВС лиц постельным бельём и постельными принадлежностями, налажен их медицинский осмотр и постоянное медицинское обслуживание. Руководство этого ИВС заключило договор с местной СЭС на ежемесячное проведение санитарных и противо эпидемических мероприятий. В эксплуатацию был введён санпропускник и дезинфекционная камера.

   О серьёзных проблемах в организации содержания лиц, находящихся под стражей в ИВС органов внутренних дел края, говорят и результаты проверки, осуществлённой в октябре 2006 года силами аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае с участием представителей МВД России.

   Проверке были подвергнуты ИВС г.Ставрополя, Грачёвского, Шпаковского, Изобильненского РОВД, УВД г. Невинномысска, органов внутренних дел на Кавказских Минеральных Водах. При этом было установлено, что наиболее характерными недостатками в их работе являются повсеместное нарушение действующих нормативных документов, регламентирующих условия содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

   Во многих проверенных ИВС, отсутствуют индивидуальные спальные места. Лица, содержащиеся в них, не обеспечиваются постельным бельём и постельными принадлежностями, спят, как правило, на деревянных настилах.

   Не везде соблюдаются права этих граждан на приём водного душа не реже одного раза в неделю. В большинстве камер отсутствуют столы, скамейки, шкафы для хранения продуктов и индивидуальных предметов, динамики и вешалки для верхней одежды. Во многих ИВС отсутствуют бачки с питьевой водой, а полезная площадь камер на одного человека, как правило, ниже нормативных четырёх квадратных метров.

   Проверкой также выявлены существенные недостатки и в организации исполнения совместного приказа МВД России и Минздрава России от 31.12. 1994 года № 1115/475 по медицинскому и санитарному обеспечению подозреваемых и обвиняемых, что создаёт угрозу возникновения и распространения инфекционных и других заболеваний.

   Из-за отсутствия помещений в некоторых ИВС не проводятся ежедневные прогулки. В целом же по краю из 33-х действующих в настоящее время ИВС, крайне нуждаются в реконструкции или новом строительстве -28. На эти цели, как показывают расчёты, из федерального бюджета необходимо около 300 миллионов рублей. В связи с подготовкой Федеральной Программы на 2007 —2009 годы по обеспечению содержания лиц, заключённых под стражу в ИВС органов внутренних дел Российской Федерации, ГУВД СК внесло свои соответствующие предложения в МВД РФ.

   В 2006 году Уполномоченный получил 76 обращений по вопросам нарушения требований Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

   Треть из них поступила от лиц, находящихся в следственных изоляторах Управления федеральной службы исполнения наказания по Ставропольскому краю. Их авторы жаловались на скученность в камерах, в которых они содержатся, плохое питание и медицинское обслуживание, перебои в получении корреспонденции и постельных принадлежностей, неудовлетворительные санитарно - бытовые условия.

   В 2006 году увеличилось число жалоб осужденных на качество лечения и оказание медицинских услуг в межрайонной больнице, функционирующей на базе исправительной колонии № 3.

   Надо отметить конструктивный подход руководства УФСИН России по Ставропольскому краю к рассмотрению обращений Уполномоченного в связи с поступающими в его адрес жалобами. Они рассматриваются, как правило, в установленные сроки и с принятием конкретных мер по устранению недостатков.

   В октябре 2006 года к Уполномоченному обратился осуждённый Игумнов, отбывающий наказание в ИК-11, с просьбой оказать ему содействие в получении паспорта гражданина РФ. Изучение данного вопроса показало, что заявитель является гражданином России, поступил в учреждение без наличия в личном деле этого основного документа, удостоверяющего личность. Сотрудники колонии в течение длительного времени пытаются оказать ему помощь в документировании, рассылая по различным адресам десятки запросов, однако ответы, как правило, не поступают или не содержат необходимой информации. Вопрос продолжает оставаться открытым. Учитывая, что аналогичные обращения к Уполномоченному поступали и раньше, было принято решение изучить данную проблему глубже.

   Анализ показал, что по состоянию на 1 декабря 2006 года 50 процентов отбывающих наказание не имеют в личных делах паспортов. Среди лиц, не имеющих этого документа, около пяти тысяч являются гражданами РФ.

   Характерно, что с начала 2006 года с целью розыска паспортов сотрудники учреждений направили в различные инстанции более 6 тысяч запросов в соответствии с требования ст. 17 УИК РФ и ст. 393 УПК РФ, а получили ответов всего лишь 361, в том числе из судов- 128, от родственников- 200, из органов внутренних дел- 33.

   За 11 месяцев 2006 года в результате принятых мер, к личным делам осуждённых было приобщено более 1300 паспортов, из которых 417-получены по ранее сделанным запросам; 922- оформлены паспортно-визовой службой вновь.

   Отсутствие у значительного числа осуждённых паспортов является практически непреодолимым препятствием для реализации гарантированных Конституцией прав. По этой причине они не могут оформить брак и инвалидность, получать пенсию и другие предусмотренные законом выплаты и пособия. Но самая большая тревога обращающихся к Уполномоченному таких осуждённых - что ждёт их воле без наличия при себе паспорта. О серьёзности этой проблемы говорит тот факт, что за 11 месяцев 2006 года из мест лишения свободы в крае освободилось без паспортов около двух тысяч человек. Не секрет, что многие из них, оказавшись в отсутствие паспорта, без работы и жилья, а в некоторых случаях и без гражданства, столкнувшись с равнодушием и бюрократизмом должностных лиц, вновь совершают преступления и возвращаются в места лишения свободы.

   Анализируя причины такого тревожного положения, Уполномоченный пришёл к выводу, что одной из основных причин этого является отсутствие должного взаимодействия между федеральными структурами, какими являются УФСИН и УФМС России по Ставропольскому краю, а также судами, органами внутренних дел и прокуратуры.

   Многие обращения УФСИН в адрес указанных структур по этим вопросам остаются без ответов или рассматриваются ими формально. Существенно снижает результативность работы по документированию осуждённых паспортами отсутствие бюджетного финансирования этой деятельности, а также средств на лицевых счетах осуждённых, необходимых для оплаты расходов, связанных с получением паспорта (150-200 рублей).

   С учётом изложенного Уполномоченный внёс предложение провести тщательный анализ личных дел всех лиц, отбывающих наказание в исправительных колониях края, выяснить у осуждённых место нахождения их паспортов, принять меры к приобщению в дела осуждённых паспортов, оставшихся в органах, проводивших следствие или у родственников.

   Назрела также необходимость составить и передать в УФМС России по Ставропольскому краю список лиц, которым из-за отсутствия ответов на запросы не удаётся подтвердить российское гражданство, с указанием даты и места рождения, сведений о родственниках, данные об имеющемся (имевшемся) паспорте.

ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ



Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае 2005 год.

Если у вас возникли вопросы по поводу поддержки интернет сайта
-- задавайте ваши вопросы на support@stavropol-ombudsman.ru